От сараев к замкам: История детских площадок в России

Как менялся внешний вид и наполнение детских площадок, а также отношение к ним в дореволюционной России и СССР

Детская площадка на Чистых прудах, Москва / фото: pastvu.com

С 24 декабря по 10 января в Музее современного искусства «Гараж» пройдёт очередной «Арт-эксперимент» — ежегодная творческая лаборатория, в которой посетители не просто смотрят на экспонаты, а взаимодействуют с ними и дополняют концепцию выставки своими идеями. В этот раз участникам эксперимента предлагают впасть в детство и вспомнить всё самое приятное, что связано с игрой во дворе, — темой события выбрали мировую историю детских площадок. Во всей экспозиции будут присутствовать элементы игры и квеста, а центральной частью станут две воссозданные игровые зоны, придуманные в 1960-х годах французской группой Ludic. В зоне творческих мастерских посетители смогут сделать собственную детскую площадку.

«Арт-эксперимент. Игровая площадка: от Нью-Йорка до Москвы» основан на исследовании The Playground Project урбаниста и куратора Габриэлы Буркхальтер, которое длится уже восемь лет и путешествует в формате выставки по разным странам. В каждом городе проект немного видоизменяется. В Москве «Гараж» решил дополнить его информацией о словацких и советских детских площадках. Исследование их появления и развития в России провела историк, автор книги «Москва: архитектура советского модернизма. 1955–1991. Справочник-путеводитель» Анна Броновицкая. Strelka Magazine пообщался с ней и куратором выставки Анастасией Митюшиной и узнал, насколько сильно первые российские детские площадки отличаются от современных, как лазилка-жираф связана с системой охраны архитектурного наследия и какие площадки можно испытать во время «Арт-эксперимента».

 

НАЧАЛО: РУКОДЕЛИЕ НА ЛАВОЧКАХ И ВХОД ПО РЕГИСТРАЦИИ

Причина появления детских площадок и в России, и в Европе была одинаковой. Их создавали на деньги благотворителей для того, чтобы занять детей из необеспеченных семей, в которых у родителей не было возможности самим заниматься ребёнком или нанять домашних воспитателей. Так в городах надеялись уменьшить риск беспризорности и детской преступности. По словам Анастасии Митюшиной, первые площадки в Европе появились в середине XIX века, а в России — в 1894 году в Санкт-Петербурге. К началу Первой мировой войны их число в стране перевалило за сотню.

1 / 2

Детская игровая площадка в ЦПКиО им. М.Горького, Москва / фото: Б.Колесников, pastvu.com

2 / 2

Двор в районе Измайлово / фото: Галина Минкова, pastvu.com

Анна Броновицкая отмечает, что в дореволюционный период организация детских площадок была проявлением самого настоящего гражданского общества. Городские власти разве что выделяли им место, организаторами же выступали инициативные группы, спонсорами — меценаты. Например, этим вопросом занималось Общество по охране здоровья еврейского населения, но обычно это были просто неравнодушные граждане, увлечённые новой идеей. Интересно, что привычные для нескольких последних поколений площадки у школ и детских садов — явление только 1930-х годов. Изначально эти заведения зачастую не имели своей земли, да и размещать зоны для детей из бедных семей считали более логичным в местах, где они живут.

«Посещение площадок было бесплатным, но нужно было регистрироваться. При этом заполнялась анкета о составе и уровне доходов семьи, роде занятий родителей, состоянии здоровья ребёнка. Так собирались социологические данные. На площадки принимали и детей дошкольного возраста, и подростков. Они проводили там по несколько часов, иногда целый день. Обычно посетителей было несколько десятков, но на крупные площадки могли ходить 100 и даже 150 человек. У каждой такой зоны был свой руководитель (иногда с помощниками). Они составляли отчёты о работе, которые публиковались в виде брошюр: важно было распространить опыт и проанализировать ошибки», — рассказывает Броновицкая.

Если бы современный ребёнок увидел те первые площадки, он мог бы несколько разочароваться и удивиться. Ведь привычные сегодня карусели и качели были атрибутами ярмарок, песочницы создавались на бульварах, а спортивные объекты считались нежелательными и даже опасными для детей. Площадка состояла из деревянного выкрашенного сарайчика для хранения игрушек и инвентаря, нескольких лавочек и стола. Дело в том, что поначалу это место наделялось в большей степени педагогическими функциями. За детьми следили воспитатели: организовывали игры (выпускались целые сборники с их описанием), занимались с ними спортом или рукоделием, читали. Обычно привлекался ещё преподаватель-естественник, который организовывал экскурсии и рассказывал маленьким слушателям об окружающем мире. Такой подход оправдывал минималистское наполнение, кроме того, зимой площадку можно было просто оставить, не беспокоясь за неё. Тоже непривычная деталь — первые детские площадки работали только в тёплое время года, в частности в летние каникулы.

 

МАЛЕНЬКОЕ ОТРАЖЕНИЕ БОЛЬШОЙ ИСТОРИИ: ПРОПАГАНДА, ВОЙНА И МИР НА ПЛОЩАДКЕ

Внешний вид и наполнение детских площадок отражали и потрясения, и нововведения каждого исторического периода. После революции они использовались для пропаганды: детям объясняли, что бога нет, а попы — жулики, что пролетарии скоро построят счастливую жизнь, и учили соответствующим стихам и песням. Чтобы привлечь больше посетителей, там раздавали еду.

После введения в 1931 году норм ГТО на площадках начали ставить турники, брусья, конструкции для балансирования. В это время к этим территориям в целом стали относиться более централизованно: выпускали сборники с чертежами и описаниями каруселей, горок и читален, создавали проекты типовых лавочек и оград, которые, впрочем, неоднократно менялись. Игровые зоны появились у школ и в парках культуры, и на них теперь не обязательно было присутствие воспитателей. Площадки стали работать круглогодично, а значит появились знакомые традиции заливать на них горки, лепить снежные скульптуры и строить крепости.

Детская площадка на улице Айвазовского, Москва / фото: Владимир Рубцов, pastvu.com

«После войны хорошо оборудованных площадок — с качелями, горками, песочницами — стало значительно больше. Возможно, благодаря увиденному во время войны в Европе, или же опыт был позаимствован у союзников: сотрудничество в области педагогики было активным, как и общая дискуссия о том, какими должны стать восстановленные после разрушений войны города, — говорит Броновицкая. — Кроме того, в оформлении площадок появляются сказочные образы и национальная романтика, к которым ещё в годы войны обратились для стимулирования патриотизма. Художникам, занимавшимся оформлением детских площадок, сказочные мотивы (часто в преломлении иллюстраций Ивана Билибина) давали возможность проявить фантазию и создать что-то человечное посреди официоза».

 

БАССЕЙНЫ И ЗАМКИ В МИКРОРАЙОНАХ И ПОВОРОТ К ТИПИЗАЦИИ

По словам Анны Броновицкой, советские детские площадки сильно поменялись с появлением микрорайонов. Если раньше они занимали уголок двора и часто были огорожены, теперь за счёт больших пространств между домами можно было развернуться. К тому же скульптуры пионеров, горнистов и школьниц, характерные для сталинского соцреализма, сменились в новых дворах более абстрактными формами, по которым можно было карабкаться. Горкам стали придавать сходство со слоном, брёвнам для балансирования — с крокодилом или поездом. Архитекторы старались задействовать рельеф, проложить дорожки, по которым дети могли бегать и кататься на велосипеде, не рискуя попасть под машину.

Детская площадка в Большом Харитоньевском, Москва / фото: Евгений Хапов, pastvu.com

На короткое время получили распространение так называемые плескательные бассейны глубиной примерно по колено ребёнку, но от них быстро отказались, потому что поддерживать чистоту воды оказалось невозможным. Кстати, одна площадка с таким плескательным бассейном и фигурами слонов недавно была поставлена на государственную охрану. Она находится рядом с детским садом 1930-х годов на улице Маршала Василевского. Сад чуть было не снесли, так как он не соответствовал современным техническим нормам. Но в августе 2016 года и здание, и прилегающая к нему территория были внесены в реестр объектов культурного наследия.

Интересно что в России, в отличие от многих других стран, к созданию детских площадок относились как к коллективному творчеству. Найти имена их дизайнеров очень сложно. В сборниках с образцами оборудования иногда указывается, какой художник рисовал тот или иной объект. Но при этом некоторые виды качелей или устройств для лазания кочуют из сборника в сборник, а некоторые срисованы с зарубежных примеров. Одно из немногих исключений — площадки для Новых Черёмушек. «Их придумывала бригада ландшафтников под руководством Алексея Балдина, гораздо больше известного тем, что он был первым директором Инспекции по охране памятников (предшественника Департамента культурного наследия) и фактически создал систему охраны архитектурного наследия в Москве. А созданные этой группой игровые ракеты или фигура жирафа, по которой можно лазить, потом были растиражированы и в других местах», — говорит Броновицкая.

Детская площадка напротив дома 18 к.1 по Новоалексеевской улице, Москва / фото: pastvu.com

К сожалению, параллельно с «тиражированием» похожих друг на друга микрорайонов стали обезличиваться и упрощаться детские площадки. Их разработкой теперь занимались не архитекторы-ландшафтники, а ЖЭКи. Исключением становились те площадки, которые брали под опеку предприятия или же которые по каким-то причинам становились образцово-показательными. Тогда среди многоэтажек появлялись миниатюрные замки, парусники или избушки на курьих ножках. Нередко сами жители районов и местные художники оживляли зоны детских игр самодельными скульптурами и арт-объектами. Новый виток в развитии советских площадок мог бы наступить после 1986 года, когда по инициативе журнала «Декоративное искусство СССР» прошла дискуссия с участием специалистов и проектных институтов, посвящённая игровым зонам. Для них подготовили новые рекомендации и эскизные проекты, но в силу исторических перипетий они не были реализованы.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ДЕТСТВО: ПОСТРОИТЬ СВОЮ ПЛОЩАДКУ И ПОПРЫГАТЬ В ПЕНОПЛАСТЕ

По словам куратора выставки Анастасии Митюшиной, в проекте «Гаража» история российских детских площадок станет одним из 17 микросюжетов. Они будут рассказаны с помощью короткого фильма, кинохроник и экспозиции, созданной архитектурным бюро MEL Space. Также будет организована зона для воркшопов (игровых заданий по выставке), а вместе с билетом каждый посетитель получит буклет с небольшим квестом.

«Главный акцент экспозиции и исследования The Playground Project — на площадках 1960-х годов, потому что на этот период пришёлся пик педагогических экспериментов и тестирования того, на что в принципе эти объекты способны. Мы специально выбрали для воссоздания площадку группы Ludic, которая выглядит как несколько сфер на подставках, соединённых между собой. Там много закрытых пространств, где дети могут сидеть и ползать, и при этом родители их не видят и не контролируют. Сегодня на площадках такие пространства реже используются: мы всё меньше доверяем своим детям», — говорит Анастасия.

Детская площадка на Малахитовой улице, Москва / фото: pastvu.com

Также будет воссоздан фрагмент игровой зоны, придуманной архитектором и художником Пале Нильсеном для Музея современного искусства в Стокгольме. Нильсен считал, что ребёнку не нужно продумывать все сценарии игры, достаточно создать ограниченную среду, внутри которой дать ему полную свободу. Его площадка, по сути, состояла из шин, пенопласта (в «Гараже» его заменят специальным поролоном) и разноуровневого парапета по периметру, а также включала инструменты для всех видов творческой активности: от раскрашивания до столярного дела. Это очень созвучно самой идее «Арт-эксперимента»: зритель — главная часть музея, и от него ждут активной реакции, какой бы она ни была. «Будут ли посетители прыгать в этом поролоне, решатся ли вообще на прыжок в музее? Какие детские площадки они создадут сами? Прямое действие — это и есть реакция, доведённая до пика», — рассказывает куратор.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме