Страница не найдена

«Величай­шая задача архитектора — сделать доминирующим фактором человеческий элемент»

«Круг тотальной архитектуры» — книга-манифест Вальтера Гропиуса, теоретика модернизма и одного из основателей Баухауса. Хотя в её основе эссе и статьи, написанные в разные годы, в книге ясно чувствуется настороженное отношение к машинам и автоматизации человеческого труда, характерное для послевоенного времени. Индустриальное производство не только источник вдохновения для модернистов, а проблема, с которой им приходится работать. В приведённом отрывке Гропиус чувствует не только беспокойство от последствий Второй мировой войны и развития капитализма, но и тревогу из-за того, что роль архитектора к середине XX столетия изменилась до неузнаваемости.

 

АРХИТЕКТОР В НАШЕМ ИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

Мы ещё сознаём то единство окружающего мира и духа, что имело место во времена лошадей и карет. Но мы чувствуем, что наша эпоха это единство утратила, что болезни сегодняшнего хаотического окружения, его подчас жалкая уродливость и беспорядок стали следствием неспособности поставить фундаментальные человеческие потребности выше предписаний экономики и индустрии. Пленённая сказочными возможностями машины, человеческая алчность, как видно, вторглась в биологический цикл человеческого взаимодействия, поддерживавший здоровье сообщества. В низших слоях деградация человека обусловлена превращением его в промышленную деталь. Здесь кроются истинные причины как борьбы капитала и труда, так и общего ухудшения общественных отношений. Мы стоим теперь перед сложной задачей восстановления равновесия в общественной жизни и гуманизации воздействия машины. Нам открылось, что социальный фактор значит больше, чем все технические, экономические и эстетические проблемы. Ключом к успешному переустройству нашего окружения — в чём и состоит величайшая задача архитектора — станет решимость сделать доминирующим фактором человеческий элемент.

Но, несмотря на усилия столь многих из нас, очевидно, ещё не найдены пока те духовные связи, которые объединили бы нас в согласованных усилиях утвердить общую культурную основу, достаточно прочную, чтобы успокоить страхи и перерасти в общезначимый стандарт выразительности. Художники в нашей среде должны озаботиться достижением такого синтеза, который возвратил бы целостность тому, что сейчас, к сожалению, ещё разъято на части. Было бы сложно отрицать, что искусство и архитектура превратились в эстетическую самоцель, потому что в ходе промышленной революции утратили связь с обществом и людьми. Внешняя отделка зданий практиковалась главным образом с целью превзойти соседа, не ради выработки образца, пригодного для повторного использования как элемента органической модели района.

Стремление к разнообразию вместо поисков общего основания характерно для нынешнего поколения архитекторов, напуганных дегуманизирующим воздействием машины. Новая философия архитектуры признаёт превосходство требований человека и общества и принимает технику как современный двигатель формы, призванный удовлетворять именно этим требованиям. Наши будущие дома совсем не обязательно будут унифицированными вследствие стандартизации и массового производства готовых частей: естественная конкуренция на свободном рынке обеспечит индивидуальное разнообразие составным частям здания, так как это можно видеть сегодня по широкому выбору на рынке товаров повседневного потребления, сделанных на заводе. Никто не испытывал сомнений, принимая в домашинные эпохи цивилизации многократно повторённые стандартные формы. Эти стандарты закономерно вытекали из тогдашних средств производства и образа жизни. Они являли собой соединение того лучшего, что отдельные личности привносили в решение проблем. Стандартные формы архитектуры прошлого демонстрируют счастливое единение техники и воображения или даже их полное совпадение. Этот дух — но ни в коем случае не устаревшие формы — и следует возродить с тем, чтобы создать нашу среду с помощью нового средства производства — машины.

Фото: Istockphoto.com

Но если не проверять и не обновлять постоянно стандарты, они стагнируют. Мы знаем теперь, сколь тщетны попытки следовать стандартам прошлого и что недавняя одержимость идеей, будто новые здания всегда должны быть согласованы с уже существующими, выдаёт роковую слабость нашей эпохи — молчаливое признание духовного банкротства, примеров которого в прошлом не найти. Непреодолимая потребность критиков классифицировать современные, всё ещё не устоявшиеся движения, аккуратно укладывая каждое из них в гроб с ярлыком стиля, усилило общую путаницу в отношении понимания движущих сил нового течения в архитектуре и градостроительстве.

Посмотрим, насколько гигантские изменения в способах производства осознаны нами. Ибо мы должны рассматривать наш случай в свете истории развития техники, и, так как живём мы не во времена приятных мечтаний и благополучия, необходимо пересмотреть основные принципы, ведь наверняка уже дают о себе знать тревожные факты, которых нельзя не заметить.

В великие эпохи прошлого архитектор был «главным ремесленником» или «главным строителем»: он играл в общем производственном процессе своего времени важную роль. Но по мере движения от ремесла к промышленности архитектор это ведущее положение утратил. Сегодня он не является «главным в строительном производстве». Оставленный лучшими ремесленниками (которые ушли в промышленность, в производство оборудования, в испытания и исследования), архитектор продолжает мыслить категориями прежних ремесленных методов, самозабвенно не сознавая огромного воздействия индустриализации. Архитектор оказывается перед реальной опасностью проиграть в соревновании с инженером, учёным и строителем, если не изменит позиций и не придёт к принятию нового положения вещей.

Архитектор будущего — если он намерен вновь достичь прежних высот — будет вынужден течением событий к но­вому сближению со строительным производством.

Если ему удастся сколотить дружно работающую команду, куда входили бы инженер, ученый и строитель, тогда дизайн, строительство и экономика смогут снова стать единым целым — слиянием искусства, науки и бизнеса.

Новый сайт запущен недавно: если вам кажется, что он работает странно или неправильно, об этом.

О материале

По теме