Сайт журнала не обновляется. Редакция Strelka Mag остановила свою работу 28 февраля 2022 года.

Главный архитектор Омска Наталья Старченкова — о законопроекте «Об архитектурной деятельности в РФ»

Минстрой опубликовал законопроект «​Об архитектурной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Он должен заменить закон 1995 года, усилить роль главных архитекторов в городах и регионах и решить ряд проблем, связанных с работой практикующих архитекторов. Справляется ли с этими задачами документ — отвечает главный архитектор Омска, выпускница программы Архитекторы.рф 2021 года Наталья Старченкова.

Предложенный к рассмотрению законопроект рассказывает о роли архитектора в структуре органов исполнительной власти и местного самоуправления, а также определяет субъект архитектурной деятельности и её объект. Это основополагающий шаг в закреплении позиций профессиональной архитектурной деятельности.

Важно, что документ позиционирует проект планировки и правила землепользования и застройки (ПЗиЗ) именно как архитектурную деятельность. Действительно, параметры ПЗиЗ — результат аналитического мышления архитектора, направленный на гармонизацию городской застройки, а не просто сбор предельных пожарных требований. Характеристики развития в проекте планировки — тоже решение архитектора, несущего ответственность за город.

Однако представленный проект требует уточнений и доработок по ряду позиций.

 

Не решена проблема авторского надзора в госпроектах

Обращу внимание на девятую статью законопроекта (ст. 9 п. 5, 6): «Заказчик обязан предоставить автору право осуществлять авторский контроль». Далее говорится, что от контроля можно отказаться по основаниям, «предусмотренным гражданским законодательством, законодательством в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Это в очередной раз не даёт оснований для того, чтобы предусмотреть бюджетное финансирование авторского надзора за работами, которые выполняются в рамках нацпроектов или региональных и муниципальных программ. Практика показывает, что отчуждение проекта у автора и его дальнейшая реализация без надзора — в соответствии с Федеральным законом 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок…» — приводит к значительной потере в качестве исполнения.

Например, при реализации проектов по формированию комфортной городской среды подрядчик часто заменяет материалы на более дешёвые и изменяет узлы сопряжения материалов. Стройэкспертиза при этом обращает внимание только на соответствие ГОСТам.

 

Бюрократия вытесняет творчество

Ещё одна формулировка, вызывающая сомнения: «все эскизы, концепции, макеты и иные материалы, созданные архитектором, должны соответствовать требованиям законодательства о градостроительной деятельности, требованиям технических регламентов».

Ни эскиз, ни концепция, ни макет не подчиняются техническим регламентам или градостроительному законодательству. К ним не предъявляются какие-либо технические требования. В свою очередь, введение таких требований приведёт к формализации творческих аспектов архитектурной деятельности.

 

Много ответственности, мало прав

В статье 12 говорится об ответственности архитекторов, цитирую все три пункта:

  1. Субъекты архитектурной деятельности несут ответственность за вред, причинённый вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения ими своих обязательств в соответствии с законодательством РФ.

  2. Главные архитекторы проекта, архитекторы несут персональную ответственность за качество подготовленного и удостоверенного ими архитектурного проекта.

  3. При причинении вреда третьим лицам вследствие разрушения, повреждения объекта капитального строительства главные архитекторы проекта, архитекторы привлекаются к предусмотренной законодательством РФ ответственности в случае, если будет установлено, что такой вред был причинён в результате ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей, в том числе в части подготовки и выбора архитектурных решений.

Наличие ответственности должно быть поддержано правом. Для служащего — правом принимать решение за рамками технических регламентов. Для проектировщика — правом защитить свои решения перед заказчиком, застройщиком. Но мы помним, что в муниципальных заказах авторский надзор не обязателен. Тогда каким образом архитектор будет нести ответственность, не имея возможности оказать влияние на процесс реализации объекта?

 

Главным архитекторам не хватает полномочий

Усиливает ли новый законопроект роль главного архитектора? В первую очередь он закрепляет наличие такой номенклатурной единицы и её место. Это очень хороший шаг. Второе — обозначает некоторые границы сферы деятельности главных архитекторов различного уровня. Третье — определяет требования к главному архитектору.

Очень хорошо, что главный архитектор субъекта Федерации стоит рука об руку с руководителем профильного министерства. Это позволит вести скоординированную политику территориального развития.

А вот в городах главный архитектор может и не быть руководителем органа местного самоуправления. Возглавляя департамент, архитектор вынужден погрязнуть в бумажной работе. После этого на созидательную и творческую деятельность не останется ни сил, ни рук — во всяком случае, в миллионном городе. Возможно, коллеги не поддержат мой скепсис, но мне кажется, архитектору не нужно отвечать за бухгалтерию, кадровые вопросы и другую канцелярию. Это не нужно.

Важнее определить сферу деятельности и полномочия. В части сферы деятельности — пока она размыта. Есть положение о том, что ПЗиЗ и проект планировки — всё-таки архитектурная деятельность в определённой их части. Значит, и первое, и второе должно быть согласовано с главным архитектором. Отлично.

Остальные сферы, возможно, должны быть определены нормативно-правовыми актами субъекта РФ и муниципалитета. Но сложившаяся судопроизводственная практика говорит о том, что, если чего-то нет в федеральном законе, значит, муниципалитет этого придумать не может. А значит, и позиция архитектора и его роль в этой сфере остаётся нестабильной.

В законопроекте подробно проговариваются требования и ответственность, предъявляемые к архитектору, чиновнику-архитектору. А вот полномочий — то есть какую роль главный архитектор играет в принятии решений — в документе нет. Особенно остро этот вопрос будет стоять в условиях невозможности согласовать облик зданий или дифференцированные, более конкретные параметры застройки.

 

Чем ещё стоит дополнить законопроект

1. Необходимо определить, что в составе жюри архитектурных, градостроительных конкурсов не менее 70% членов должны составлять архитекторы, градостроители и дизайнеры городской среды. Чиновники и депутаты могут составлять не более 30% в совокупности от общего состава жюри. Сегодня практика бывает обратной.

2. Законопроект никак не меняет ситуацию с архитектурно-градостроительным обликом (АГО). Право согласовывать АГО по-прежнему сохраняется только за городами федерального значения — Москвой, Санкт-Петербургом и Севастополем, при этом в новом документе термин «архитектурно-градостроительный облик» вообще не фигурирует. Однако услуга согласования АГО нужна не только этим трём городам. Если есть сомнения в том, что она актуальна для целого населённого пункта, можно определить требования к наличию АГО хотя бы в границах зоны исторической застройки. Эти границы могут быть определены в генеральном плане муниципального образования.

3. В Градостроительном кодексе приведены четыре основных параметра правил землепользования и застройки: минимальный и максимальный размер земельного участка, высота и этажность сооружений, отступы от красных линий и отступы от границ земельного участка. Новый законопроект не расширяет этот список. Приведённое в нём утверждение, что дополнительные параметры может вводить мэр, не совсем верно.

Если ограничиваться только четырьмя параметрами из ГК и полагаться на технические регламенты и здравый смысл застройщика, мы рискуем получить подобные проекты:

ТЦ Komarova Plaza в Омске. Фото: Om1.ru

Этот новый торговый комплекс открылся в 2021 году и занял участок на пересечении двух центральных улиц микрорайона. Он соответствует всем четырём параметрам, расписанным в Градостроительном кодексе, и техническим требованиям. Очевидно, этого оказалось недостаточно.

4. Отдельного внимания заслуживает вопрос дизайн-кода городской среды. Его разработку, в том числе благоустройство общественных пространств, необходимо включить в зону ответственности главного архитектора.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме