Пережившие войну: Как города восстанавливали достопримечательности и строили заводы в тылу

Великая Отечественная война нанесла такой страшный удар по нашим городам, что практически за любой достопримечательностью может скрываться история её разрушения и спасения. Вместе с проектом ВЭБ.РФ «Герои городов» Strelka Mag рассказывает о послевоенном восстановлении памятника фабричной архитектуры в Твери и древнего монастыря в Истре, а также о роли трамвая в жизни промышленного тыла в Перми.

 

Пролетарка: от освобождения Твери до проекта на ArchDaily

Морозовский городок в Твери. Фото: TverLife

Морозовский городок — одно из самых неоднозначных мест в Твери, если не во всей Центральный России. С одной стороны, это прекрасно сохранившийся памятник краснокирпичной промышленной архитектуры. С другой — в местных жилых домах давно не было ремонта, и людям приходится жить в сложных бытовых условиях. Несмотря на красоту фасадов, этот район часто называют «гетто» и «трущобами».

В ближайшие годы ситуация должна измениться: Пролетарку ждёт масштабная реновация, которая вдохнёт в это место новую жизнь. Кроме того, пять лет назад тверской архитектор Никита Маликов провёл реконструкцию одного из зданий городка, которая уже стала символом его возрождения.

Казарма «Париж». Фото: wiki.commons

Морозовскому городу больше 150 лет. В 1858 году между рекой Тьмакой и железнодорожными путями началось возведение текстильной мануфактуры, которую вскоре выкупил промышленник Савва Морозов. Вместе со своими сыновьями он учредил Товарищество Тверской мануфактуры бумажных изделий. Застройка территории продолжалась несколько десятилетий, а финальный облик городка сложился в конце XIX — начале XX веков. Рядом с промышленными зданиями появились жилые казармы для рабочих, а также публичные и социальные учреждения: больница, театр, полицейский участок и библиотека. Морозовский городок считается одним из первых микрорайонов в истории России.

После прихода к власти большевиков товарищество было национализировано и получило название Тверская пролетарская мануфактура, или Пролетарка. Главная улица, которая проходит насквозь через весь район, до сих пор называется Двор Пролетарки.

Во время оккупации Твери в конце 1941 года городку в некотором смысле повезло. В жилых корпусах квартировались немцы, поэтому дома остались целы. Сохранилось и самое знаменитое общежитие Пролетарки — «Париж».

1 / 3

Бумагопрядильая фабрика «Пролетарка», 1944

2 / 3

Прядильно-ткацкий корпус «Пролетарки», 1942-44

3 / 3

Ситцевая фабрика, 1941. Все фото: pastvu

Однако во время боёв за Тверь значительно пострадали промышленные здания городка. В декабре 1941 года был почти полностью разрушен прядильный корпус. Сильно пострадало и ситцепечатное производство. Большинство деревянных построек, которые сохранились на Пролетарке к началу войны, сгорели в пожарах.

Тем не менее сразу после освобождения Тверь (тогда — Калинин) начала восстанавливать свою промышленность. Уже в 1942 году пролетарскую мануфактуру преобразовали в Калининский хлопчатобумажный комбинат. В марте снова заработала заводская ТЭЦ, частично затопленная перед наступлением фашистских войск. В тверских архивах хранится экземпляр фотоальбома, выпущенного в 1944 году к третьей годовщине освобождения города от оккупантов. На этих снимках запечатлено восстановление Калинина, в том числе разрушенного прядильного корпуса на Пролетарке.

Страница из альбома Тверского архива, 1944

Среди строений, разрушенных во время боёв за город, оказался бывший конный двор. В 1955 году его восстановили, надстроили и превратили в пожарное депо. Сейчас здесь находится офис организации «Объединённая безопасность», которая продаёт противопожарное оборудование.

Именно это здание — Двор Пролетарки, 107 — в 2016 году реконструировал архитектор Никита Маликов. По его словам, точной информации о послевоенном восстановлении этого комплекса нет. Строительство было быстрым и дешёвым, а каких-либо документов с тех пор не сохранилось.

Изначально здание было построено ещё в 1901 году, поэтому архитектору было важно сохранить узнаваемый облик бывшего депо и в то же время аккуратно обновить его. В 2019 году «Депо 107» попало в список лучших проектов по версии издания ArchDaily.

Никита Маликов, архитектор

«Двор Пролетарки — это заповедник времени. Это чудом сохранившийся комплекс, который можно легко адаптировать под различные современные функции и смыслы. К сожалению, пока это просто заброшенный район города. Им можно гордиться перед туристами, но находиться самому не очень хочется. Там нет движения, нет событий.

Поэтому проект „Депо 107“ кажется мне особенно важным. Я уверен, что он сильно повлиял на это место, благодаря ему в стране и даже в мире вообще узнали о существовании Пролетарки. У многих людей появилась вера в возможность по-человечески реновировать здания и двигаться вперёд. Во многом это получилось благодаря заказчику, который хотел сделать хорошо и горел этим проектом. Он знал, что не продаст здание после завершения работ и оно с ним будет ещё долго.

Кластер «Депо 107» в Твери

Конечно, работать с историческим объектом сложно. Подобный проект — это всегда компромисс между историком, архитектором и экономистом. Увы, здесь каждый должен проиграть и уступить. Многие думают, что компромисс — это когда все стороны выходят победителями, но на самом деле всё наоборот. В большинстве случаев надо отступить от своих идеалов и видения. Я думаю, что с „Депо 107“ вышло именно так. Мы сохранили память места и его архитектуру и при этом адаптировали здания под новые функции. Получился микс из современных потребностей и классических форм».

 

Новый Иерусалим, или 80 лет реставрации

Воскресенский Новоиерусалимский ставропигиальный мужской монастырь. Фото: wiki.commons

В 2019 году в подмосковном городе Истра завершилась реставрация Ново-Иерусалимского монастыря. Официально она длилась десять лет, но на самом деле стала финальным этапом послевоенного восстановления обители.

Монастырь на берегу Истры был основан патриархом Никоном в 1656 году. Архитектура его главного собора — Воскресенского — была вдохновлена храмом Гроба Господня в Иерусалиме. Холм, на котором возводилась обитель, Никон назвал Сионом, участок реки у его подножия — Иорданом. На протяжении двух с половиной веков Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь оставался одной из главных православных святынь и воплощением образа Святой земли в России.

Картина Ф. Я. Алексеева «Новый Иерусалим». Собор Воскресения Христова. 1800

В 1919 году по распоряжению советской власти монастырь был закрыт, а в его стенах начал работать областной краеведческий музей. Его экспозиция располагалась в бывших трапезных палатах.

В конце ноября 1941 года Истра и Ново-Иерусалимский монастырь оказались под контролем фашистов. Оккупация продлилась всего две недели, но за это время немецкие войска уничтожили практически весь город. Монастырь был разграблен, а многие музейные экспонаты сожжены. 10 декабря отступающие солдаты дивизии СС «Райх» взорвали Воскресенский собор. Взрывчатка была подложена под северный пилон и два подкупольных столпа. В результате обрушились шатёр, большая глава и колокольня. В пожаре сгорел главный иконостас ротонды. Повреждения получили и монастырские укрепления, в том числе арест крепостных башен и надвратная церковь.

1 / 2

Развалины Ново-Иерусалимского монастыря, взорванного немецкими войсками 10 декабря, 1941. Фото: pastvu

2 / 2

Фото: Иванов-Аллилуев С.

Уже в 1942 году специалисты провели исследование руин монастыря. Вскоре появился первый проект реконструкции собора — его представил Алексей Щусев. Щусеву также принадлежит план восстановления послевоенной Истры, но власти в итоге от него отказались.

Разбор завалов в монастыре начался в 1950 году. Реставрацию возглавил советский архитектор и реставратор Пётр Барановский. Помимо него, восстановлением собора и монастыря занимались архитекторы Борис Малхасов, Л. Россов и А. Климанов.

К 1957 году завершилась первая очередь работ: укрепление повреждённых конструкций собора и восстановление некоторых монастырских построек. Реставрация растянулась на десятилетия. К 1972 году были восстановлены пилоны, к 1975-му — большая глава собора. Возведение многоярусного шатра ротонды Воскресенского собора — пожалуй, самого узнаваемого элемента монастыря — завершилось только в 1993 году. Такая продолжительность была вызвана и техническими трудностями, и многочисленными дискуссиями вокруг проектных методов и исторической точности реставрации.

Шатер ротонды Воскресенского собора до разрушения и в начале 00-х

В 1994 году Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь был передан Русской православной церкви. В стенах монастыря одновременно шли церковные службы и продолжал работу музей, который к тому времени получил название «Новый Иерусалим».

В 2009 году начался последний этап реставрации монастыря. Если в советские годы работы были направлены на восстановление разрушенных в войну зданий, то теперь они коснулись всех построек обители и прилегающих к ней территорий. Всего за десять лет в Новом Иерусалиме отреставрировали более 30 объектов.

В 2014 году территорию монастыря покинул музей. Он переехал в новое здание, которое построили в 300 метрах от стен обители. Музейный комплекс был спроектирован в стилистике зелёной архитектуры: необычное здание с красным фасадом утоплено в ландшафте и благодаря этому не переключает на себя внимание с монастыря. Автором этого проекта стал архитектор Валерий Лукомский.

1 / 2

Фото: пресс-служба Министерства культуры Московской области

2 / 2

Воскресенский собор тоже преобразился и окончательно вернулся к оригинальному виду. Рядом с ним воссоздали историческую колокольню. рухнувшую при взрыве в 1941 году. К участию в реставрации был приглашён и Борис Малхасов, который занимался восстановлением храма в советские годы. Его консультация потребовалась из-за спорных вопросов в проекте реконструкции и попыток демонтировать шатёр храмовой ротонды.

Попасть в монастырь паломникам и туристам теперь тоже стало проще. В 2018 году в Истре открылась тропа паломника — пешеходный маршрут от станции электрички Истра до ворот обители. Её запускали в несколько этапов, сейчас город продолжает благоустраивать тропу.

 

Как 24 трамвая город перевозили

Здание бывшего трамвайного парка в Перми. Фото: Герои городов

В годы Великой Отечественной войны Пермь (тогда — Молотов) стала одним из центров промышленной эвакуации. Город находился достаточно далеко от линии фронта, и сюда прибывали поезда с оборудованием из Ростовской, Ленинградской, Московской, Ульяновской и других областей. В общей сложности Молотов принял 64 эвакуированных предприятия. Некоторые из них были распределены по уже существующим производствам. Если эвакуированному цеху не хватало места, оборудование разгружали прямо в поле или на пустыре, а рядом возводили новый корпус. Так Молотов превратился в огромный промышленный комплекс, который целиком работал на фронт.

Перемены коснулись и городского транспорта. Заводы работали круглые сутки, и им требовалось непрерывно перевозить готовую продукцию и другие грузы. Кроме того, в Молотов прибывали эшелоны с ранеными солдатами, которых приходилось распределять по эвакуационным госпиталям. Значительная часть этой нагрузки легла на общественный транспорт города и в первую очередь — на трамвай.

Митинг в Перми у здания окрисполкома в честь открытия трамвая, 1929. Фото: wiki.commons

Трамвайное сообщение в Перми появилось в 1929 году. В 1930-х годах сеть постоянно расширялась, объединяя промышленные зоны, жилые массивы, пристани на берегу Камы и вокзалы. Движение по одной из линий было запущено прямо накануне войны — в феврале 1941 года.

Тогда по улицам Молотова курсировали 24 трамвая. Часть из них продолжала работать для пассажиров, часть была переброшена на грузовые перевозки. Трамваи ходили в том числе по железнодорожным путям, соединяющим заводы в разных частях города. Несколько вагонов пришлось переоборудовать в мобильные госпитали.

Трамваи переобрудованные под грузовые и санитарные вагоны. Фото: Гос. архив

В городе были и автобусы, впервые их запустили ещё в 1926 году. Однако на протяжении десятилетий главным общественным транспортом в Перми оставался именно трамвай. Так было и в 1930-х годах, и во время войны, и после Победы. Для сравнения, в 1959 году в городе работало девять трамвайных маршрутов и только шесть автобусных.

За полвека значение автотранспорта в городе выросло, но трамвай по-прежнему играет в этой системе ключевую роль. Согласно генеральному плану 2014 года, в городе запланировано восемь новых трамвайных линий и участков, часть из которых уже строится. Кроме того, в последние годы в Перми обсуждают проект скоростного трамвая, который может появиться на берегу Камы вместо старых железнодорожных путей.

Людмила Гаджиева, замглавы администрации города Перми

«С 2019 года в городе идёт финальная фаза транспортной реформы. Мы запустили систему безналичной оплаты проезда, изменили маршрутную сеть и обновили подвижной состав, в том числе закупили девять новых трамваев. В прошлом году в продажу поступили электронные транспортные карты. Пассажиры могут пользоваться разными тарифами и экономить за счёт частых поездок. С 15 июля на всём городском общественном транспорте пассажиры получат право на бесплатную пересадку и возможность оплачивать проезд банковской картой.

Отдельный вопрос — работа с частными перевозчиками, хотя это касается автобусов, а не трамваев. Теперь компании, работающие по пятилетним контрактам, перечисляют всю прибыль в бюджет, а город платит им за фактический пробег транспорта. Благодаря этому водители перестанут бороться за пассажиров и устраивать опасные гонки на дорогах. Эти условия прописаны в новых контрактах, которые мы начали заключать 1 июня.

Современный трамвай в Перми

Также в условиях новых пятилетних контрактов предусмотрено обновление подвижного состава. Благодаря этим контактам в 2020 году на линию вышли 447 автобусов возраста не старше 5 лет — это порядка 60 % автобусного парка, в их числе 212 новых автобусов 2019 и 2020 годов выпуска. В прошлом году для муниципального парка МУП „Пермгорэлектротранс“ за счёт краевого и городского бюджетов было приобретено 90 новых автобусов.

В ближайшее время мы планируем обновить остановочные павильоны, оборудовать на них информационные щиты. Как театр начинается с вешалки, так и поездка начинается с удобной, комфортной и эстетичной остановки. Сейчас на эти цели в краевом и городском бюджете предусмотрено порядка 200 млн рублей. На эти деньги можно будет в течение двух лет установить не менее 330 остановок, в том числе „умных остановочных павильонов“. Стартуем уже в этом году».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме