Сайт журнала не обновляется. Редакция Strelka Mag остановила свою работу 28 февраля 2022 года.

Посмотрите на Фабрику-кухню в Самаре, где откроется филиал новой Третьяковки

В Самаре в 2022 году в бывшем здании Фабрики-кухни завода имени Масленникова откроется филиал Третьяковской галереи. Кажется, это одно из главных событий в культурной жизни города за последние 20 лет. Мы заглянули внутрь и узнали у директора филиала, архитекторов и нашего главреда родом из Самары подробности реконструкции. А также выяснили, как авторы проекта собираются сделать столичный бренд Третьяковки своим для жителей Самары.

Конструктивистское здание в форме серпа и молота — наверное, одно из самых многострадальных в Самаре. С конца 1990-х оно потеряло свою главную функцию комбината питания. С тех пор для здания начался период бесконечного перехода из рук в руки не самых ответственных и любящих наследие собственников, искажений внутренних перекрытий и разрушения.

Команде активистов во главе с архитектором Виталием Стадниковым удалось добиться возвращения здания Фабрики-кухни в собственность города. С 2019 года его начали готовить к реставрации и открытию филиала Третьяковки.

13 сентября здание было торжественно открыто на неделю, чтобы продемонстрировать промежуточный этап реставрации.

Над проектом реставрации работало ФГУП «Центральные научные реставрационные мастерские». Проектом приспособления занималось архитектурное бюро Robot Architects.

 

Остекление и фасад

Константин Африкантов, архитектор, автор проекта реставрации

С 1990-х годов здание бывшей Фабрики-кухни находилось в запущенном состоянии: крыша протекала, окна были частично выбиты, отопление не работало. От этого каменная кладка и железобетонный каркас начали стремительно разрушаться. Здание признали аварийным — его планировали снести и построить на освободившемся месте деловой центр, но ещё одна экспертиза показала, что степень износа не критична и постройку можно восстановить.

Из-за первой неудачной реставрации в 2016 году часть здания пришла в аварийное состояние — стены начали съезжаться и в любой момент могли обрушиться. Поэтому первым делом нам пришлось усиливать несущие конструкции. Если бы мы этого не сделали, то коррозия арматуры и разрушения бетона достигли бы таких размеров, что пришлось бы разбирать и менять часть каркаса. Мы заменили инженерные сети, сделали тепловой узел — осталось лишь повесить красивые чугунные радиаторы.

Мы установили новое остекление, поскольку историческое было утрачено. Сами оконные проёмы, их ширину, высоту, структуру, а также рисунок переплётов оставили такими, какими они были задуманы в проекте архитектора Фабрики-кухни Екатерины Максимовой. Фасад здания будет светло-серого цвета, а его пояски и цоколь — тёмно-серыми.

 

сталинские вензеля и Мраморные полы

Хотя Фабрика-кухня построена в 1930-х годах и по праву считается конструктивистским памятником, внутри неё можно обнаружить и элементы модерна, и мраморные порталы в стиле сталинского неоклассицизма.

В одной части здания сохранился пол терраццо 1960–1970-х годов. Его мы оставим в одном зале, в остальных сделаем бетонное покрытие. Лестницы с перилами, ригелями и колоннами имеют черты стиля модерн. Видимо, строители когда-то решили сделать интерьер побогаче, отчего появились такие стилевые вкрапления.

 

Планировка в форме конвейера

Структура постройки представляет собой конвейер. И хотя его функция сейчас меняется, историческую планировку изменить сложно. Поэтому пространственные решения, задуманные для производства еды, мы будем использовать для производства искусства.

На месте бывших обеденных залов появятся экспозиционные пространства, на кухне разместятся административные помещения, появятся лифты, а подвал, где раньше находился большой холодильник, займут фонды. Бывшая газораспределительная подстанция станет кафе-супной — в ней мы полностью сохраним историческую стилистику, но добавим дверей и раздаточных окон.

 

Окрестности с индустриальным наследием

Фабрика-кухня находится на депрессивной промышленной территории. С одной стороны расположен ЗиМ (оборонный Завод имени Масленникова. — Прим. Strelka Mag), с другой — всякие подшипниковые предприятия. Да и сама она является бывшим производственным зданием. Горожане проходят мимо разрушенных построек, не видя в них никакой ценности. Например, в ЗиМе есть дореволюционные корпуса с мастерской Владимира Шухова, но они находятся в таком состоянии, что не кажутся людям заслуживающими внимания.

В качестве наследия нам достались развалины ЗиМа, в частности фрагменты кирпичной кладки шуховских корпусов. Мы перевезли их на территорию Фабрики-кухни и собрали из них «Сад баланса».

В нём мы установили буквы «ЗИМ»: их можно прочитать и как аббревиатуру завода, и как «ИЗМ» — «измы» современного искусства. В «Саду» скоро появятся двадцатиметровые бетонные лавки. С одной стороны, они будут поддерживать мощную индустриальную стилистику пространства, с другой — выполнять практическую функцию: на них можно будет посидеть или полежать.

Помимо «Сада баланса», мы обустроили рядом с Фабрикой двор с большой сценой и экраном для кинопоказов. Всё пространство вокруг здания мы озеленили всесезонниками, которые сохраняют цвет даже зимой. Также здесь будет «сухой ручей» с камнями, перепадами и порогами.

 

Что будет внутри

Михаил Савченко, директор филиала Третьяковской галереи в Самаре

Филиал Третьяковки в бывшем здании Фабрики-кухни будет состоять из выставочного пространства, различных научных отделов, фондов, арт-резиденций, книжных магазинов, образовательных центров, лектория, библиотеки, кинозала и кафе.

Постоянной экспозиции в музее не будет. Большие, но временные выставки, на мой взгляд, позволят музею держать динамику: у каждой из них своя архитектура, план, программа. Проекты в музее будут основаны не только на собраниях Третьяковки — в них также будут участвовать коллекционеры, частные и государственные музеи.

К историческому значению здания будет отсылать первая экспозиция, посвящённая прошлому Фабрики-кухни и её архитектору Екатерине Максимовой. О Екатерине было мало что известно, и команда решила оставить записку на её могиле о том, что планирует делать этот проект. Спустя год на послание откликнулась родственники Максимовой — они передали нам некоторые её вещи и архив. Сейчас мы общаемся с её внучкой, которая живёт в подмосковном Кратово в доме, построенном по проекту самой Максимовой.

 

Как планируют сделать столичный бренд «своим»

1 / 9

Концепция интерьеров публичных пространств в здании

2 / 9

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

Пока что в Самару невозможно привезти большую выставку: здесь нет площадки со специальным музейным светом, климатом, безопасностью и достаточной площадью. Новое пространство этим нормам будет соответствовать. Это «распаковка» города для страны. А Самара, когда её распакуешь, оказывается очень приятным городом.

Сейчас основная задача — грамотно «посадить» в регион музей с мощным столичным брендом. Сделать так, чтобы музей стал своим, а не летающей тарелкой. Чтобы темы, которые будут здесь подниматься, были актуальны для региона. Арт-резиденция, мастерские, паблик-арт-программа — всё это будет разрабатываться с участием горожан. Например, во дворе музея мы построим «Летнюю кухню» — специальный павильон с мероприятиями для тех, кто живёт рядом.

Также мы собираемся сделать программу с ближайшими городами — Нижним Новгородом, Казанью, Саратовом, Екатеринбургом. Пространства, чтобы развивать подобную программу, достаточно: вокруг музея есть дворы, кинозалы, парк.

 

Стоит ли приезжать в Самару ради Фабрики-кухни

Соня Эльтерман, главный редактор Strelka Mag

В Самаре я прожила большую часть своей жизни: окончила здесь школу, училась на факультете культурологии в Самарском государственном университете. С 15 лет я пробовала себя в сфере журналистики, но, как бы грустно это ни звучало, бесперспективность местных карьерных путей в этой сфере побудила меня переехать в Москву.

Пять лет назад я с печалью рассказывала о том, куда сходить в Самаре. Но местные проекты постепенно развивались. Например, в Галерее «Виктория» одна из выпускниц Стрелки, Анастасия Альбокринова, открыла пространство с андеграундным самарским искусством. Несколько лет назад появился один из лучших региональных фестивалей «ВолгаФест», который сильно поднял планку культурной жизни. Тем не менее, на мой взгляд, места, ради которого каждый обязан посетить Самару, как Ельцин-центр в Екатеринбурге или площадь Мира в Красноярске, у нас пока нет. Хотя всегда хотелось, чтобы, помимо знаменитого «волжского гедонизма» с жигулёвским пивом и набережной, в городе появилась институция, за которой будет интересно следить.

В Самаре жить очень классно: отличный климат с ярко выраженными временами года, потрясающая набережная, широченная Волга, огромные пляжи, леса и горы рядом. Но ты просто не понимаешь, как себя в этом городе удержать.

Фабрика-кухня находится в транзитной зоне вдоль главной артерии города — Ново-Садовой улицы. Привычки гулять там никогда не было. Все экскурсии начинались и заканчивались в историческом центре города. Открытие филиала — это повод выйти из трамвая пораньше, зайти в музей и дойти до центра пешком ещё пару остановок.

Открытие музея в бывшем здании Фабрики-кухни — это, по словам директора музея, 150 мест для работы в сфере культуры с приличным окладом. Может, для кого-то он станет якорем, который даст возможность остаться в Самаре и попробовать себя в музейной деятельности. Когда я оказалась на открытии, впервые за годы своего отсутствия в городе почувствовала: если бы мне сейчас было 20 лет, я бы мечтала там работать.

Фотографии: Андрей Болховецкий для Strelka Mag / команда Фабрики-кухни

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме