Страница не найдена

«Если бы мы подстраивались под реалии Краснодара, этого стадиона и парка никогда бы не было»

История стадиона «Краснодар» лишена пафоса и коррупционных скандалов. Новая арена привлекла внимание брутальным дизайном, который не вторит ни одному другому спортивному сооружению в России. «Краснодар» почти сразу сравнили с Колизеем, а архитектурные эксперты внесли его в тройку лучших стадионов, построенных или реконструированных в 2016 году. Один из его авторов, директор российского офиса GMP Игорь Марков, рассказал Strelka Mag об идеях, которые легли в основу постройки, и о том, почему она не похожа ни на что в Краснодаре.

Фото: Istockphoto.com

Концепцию для нового домашнего стадиона ФК «Краснодар» придумало немецкое бюро GMP International по инициативе предпринимателя, бывшего владельца сети магазинов «Магнит» Сергея Галицкого. Игорь Марков руководил разработкой концепция фасадов, благоустройства и модульного ограждения. Партнёр GMP в России — бюро SPEECH — стал генеральным проектировщиком и адаптировал проект под российские нормативы. GMP International известно масштабными спортивными проектами, среди которых реконструкция Олимпийского стадиона в Берлине и спортивный центр Универсиады в Китае. В портфолио SPEECH — реконструкция стадионов «Лужники» и «Динамо».

 

КОЛИЗЕЙСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

Идея была в том, чтобы «Краснодар» выглядел эффектно не только с 500 метров, как обычные арены, но чтобы и с пары метров у вас оставались приятные тактильные ощущения.

Это отразилось на выборе материалов. У нас нет пластика: только стекло, металл, камень и дерево — исключительно натуральное сырьё, к которому приятно прикоснуться. [Для отделки фасада использовали тот же итальянский травертин, из которого строили римский Колизей. — Strelka Mag] Порой наше пристальное внимание к деталям выводило подрядчиков и строителей из себя: они не совсем понимали, почему мы придираемся в незаметных местах. При этом арену удалось построить всего за три года.

1 / 2

Фото: Istockphoto.com

2 / 2

Фото: Istockphoto.com

 

Показать, что можно по-другому

Стадион задумывался как вневременная монументальная постройка. Именно это роднит его с Колизеем. Мы не подстраивались под масштаб города, да и, в принципе, ни подо что не подстраивались, а просто делали красивую вещь в себе. Галицкий хотел создать театр футбола, в котором люди ощущают, что попадают в другой мир. Он знает, что стадион никогда не окупится.

Мы намеренно не стали вписывать стадион в городскую среду. Для меня вообще большая тайна, что такое «среда» и как в неё вписываются. Частный инвестор не может отвечать за градостроительную политику города. Да, мы построили космический корабль в центре города. Но если бы мы подстраивались под реалии Краснодара, этого стадиона и парка никогда бы не было. Построили бы стадион в форме очередного торгового центра, вот и всё.

Цель «Краснодара» — влиять не на городскую среду, а на умы: показать, что можно по-другому. Когда мы начинали строить стадион, нам говорили: «Ну, такого у нас не бывает. Так мы не делали. Это непривычно. У нас принято по-другому». На деле всё возможно. Поэтому у этого стадиона, как и у парка, огромная просветительская нагрузка. Люди и весь остальной город должны подтягиваться к уровню стадиона, а не наоборот.

Любая современная архитектура — без разницы, в какой момент она построена — ощущается новой только в данный момент, а потом она выходит в тираж, и люди от нее плюются, а поверхностные эффекты приедаются.

Даже интересный проект, выполненный некачественно, со временем выглядит невзрачно, а люди не думают: «Господи, да это же прекрасный образец эпохи 1960-х годов!» В теории мы могли отталкиваться от архитектуры главных модернистских достопримечательностей города: Дома культуры или кинотеатра «Аврора». Но зачем? Мы руководствовались тем, что в Краснодаре нет ничего вневременного.

 

ПАРК КАК ТЕАТРАЛЬНая ПОСТАНОВКа

1 / 2

Фото: Istockphoto.com

2 / 2

Фото: Istockphoto.com

Мы сделали не трендовый «дикий» парк, а пошли от обратного, представив, что нам не нравится в современных общественных пространствах. Например, в них отсутствует сценография. А наш парк сценографичен: это театр. Мы задаем путь, который сами срежиссировали: взгляните направо, налево, теперь через этот ракурс, развернитесь. Каждая дорожка — это продуманный сценарий.

Все водные глади у нас двойного назначения. Зимой из пруда выкачивается вода, и он становится площадью, где вы можете играть. В большом фонтане, где часто плавают дети, в зимнее время будет каток, а дорожка вокруг него станет новогодней ярмаркой.

Парк вокруг «Краснодара» — нестандартный для постсоветской действительности: это территория, которую люди сами наполняют смыслами. Мы создали картинку, но интерпретировать объекты на ней предстоит посетителям. Например, водная гладь задумывалась для созерцания. Так и было, пока не ударило солнце — и горожане не отправились купаться в фонтане.

Новый сайт запущен недавно: если вам кажется, что он работает странно или неправильно, об этом.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Бесплатная образовательная программа развития архитекторов, проектировщиков, градостроителей и госслужащих
при поддержке:
Минстрой России

По теме