, КБ Стрелка

Эпидемия страха или страх эпидемии: как вирусы меняют наши дома, образ жизни и экономику города

Автор: Анна Докучаева

На днях ВОЗ объявила, что эпидемия коронавируса переросла в пандемию. По всему миру компании отправляют сотрудников работать из дома, в школах и университетах отменяют занятия, целые города закрываются на карантин. Глава Центра городской экономики КБ Стрелка Елена Короткова объяснила, как локальный бизнес приспосабливается к новым условиям, почему города должны научиться жить в режиме карантина и как эпидемии меняют наши привычки.

 

Как прошлые эпидемии уже изменили наши города и дома

Елена Короткова. Фото: КБ Стрелка

В 1991 году Майкл Портер написал статью, давшую жизнь «гипотезе Портера». Её суть в том, что жёсткие ограничения дают толчок к возникновению инноваций и повышению эффективности. Мне кажется, по итогам коронавируса эта гипотеза окажется крайне востребованной для описания мира, в котором мы будем жить. Вряд ли, выйдя из-под карантина, все вернётся в исходную точку на сто процентов. Не все, кто сейчас ведут переговоры через Zoom (возможно, впервые в жизни), захотят летать через весь мир ради ровно таких же переговоров. Не все, кто сейчас дома смотрят фильмы на стриминговой платформе, станут опять ходить в кинотеатры. А кто-то не захочет снова ехать на общественном транспорте или пользоваться каршерингом и продолжит кататься на своём велосипеде или ходить пешком.

Подобные изменения в поведении были зафиксированы на примере забастовки в лондонском метро в 2014 году. Исследователи сравнили поведение владельцев проездных до и после стачки, которая длилась всего два дня. Оказалось, что транспортные привычки изменились у 5% пассажиров метро: они либо совсем перестали пользоваться подземкой, либо снизили количество поездок.

Забастовка в лондонском метро, 2014. Фото: Global Look Press

Эпидемии и болезни также подвигали власти городов реорганизовывать жизнь людей в своих домах. В 1901 году был принят New York State Tenement House Act, который требовал, чтобы в каждой комнате в квартире было окно, выходящее на улицу, а также открытый двор и вентиляция. Сделано это было в том числе под давлением гигиенистов и общественности. Помог и фотограф Якоб Риис со своей публикацией «Как живёт другая половина», где показал, как живут люди в кварталах бедняков в Нью-Йорке.

 

Онлайн-сервисы как новый хит 2020

Когда в 2002–2003 годах мир переживал вспышку атипичной пневмонии, начался процесс, который сильно повлиял (и влияет до сих пор) на развитие городов. Огромное количество людей в Китае оставались дома в течение длительного времени: карантин вводился на территории разных городов с января по июль. Понятно, что люди не перестали хотеть есть, пить, развлекаться и так далее.

Фото: istock

Компания «Алибаба» считает карантин 2003 года переломным моментом в своей истории. До этого бизнес Джека Ма в основном был ориентирован на B2B-операции. Но уже весной возник сервис Taobao, который отвечал на самый насущный запрос того времени — покупки и доставку товаров на дом.

По сути, пример Taobao и Tmall — это подтверждение той самой гипотезы Портера: после окончания карантина далеко не все решили снова идти за покупками пешком. Изменения в городской жизни и экономике после завершения пандемии, скорее всего, будут такими же. Многие не захотят возвращаться к докарантинным моделям поведения.

В конце февраля 2020 года инвестиционная компания MKM Partners выпустила «Индекс домоседа» (Stay at Home Index) — перечень компаний, чьи акции не потеряют в цене в случае роста заболевших и расширения зон карантина. Этот список из 33 компаний — прообраз города, в котором нам придётся жить, пока за окнами бушуют эпидемии и вирусы.

Сейчас в Китае отслеживают, какие приложения горожане скачивают чаще всего. Показатели приложений для доставки еды резко не изменились как минимум потому, что у всех они и так установлены. Но динамика скачиваний приложений для работы и учёбы выросла. По данным издания Sensor Tower, сервисы, которые позволяют удалённо работать и учиться, — новый хит китайского интернета.

Тем временем компании массово отказываются от командировок и переводят сотрудников на удалённый формат работы. А Университет Южной Калифорнии предложил своим учащимся и профессорам перейти на дистанционное обучение с помощью платформ Zoom и Blackboard. Уже на этой неделе все лекции будут идти онлайн в течение трёх дней. В России «Битрикс24» сделал базовый тариф бесплатным для неограниченного числа пользователей. Видимо, этот карантин даст нам толчок в развитии новых видов удалённого сервиса, а сама тенденция, возможно, заставит собственников офисных зданий пересмотреть арендные ставки.

Предположу, что стриминговые платформы вроде «Нетфликс» одержат очередную победу над кинотеатрами в ходе этой эпидемии. Стриминг менее затратен как для организаторов, так и для пользователей. Например, показ «Армани» на Миланской неделе моды в этом году был проведён за закрытыми дверьми — просто сделали онлайн-трансляцию. Получается, можно и не ехать в Милан, а просто посмотреть все показы из дома и быстро написать отчёты для своего Telegram-канала или Instagram.

 

Какой становится наша совместная жизнь во времена карантина

В этот период замирания городской жизни ярко себя проявили социальные предприниматели, сообщества и волонтёры. Участники движения Soap Cycling в Гонконге раздают уборщикам улиц маски и гигиенические наборы, а компания Century Tech, которая в обычной жизни продаёт онлайн-курсы, теперь предоставляет бесплатное обучение для детей в странах, где школы закрыты на карантин.

Фото: Reuters / Carlos Garcia Rawlins

Уже сейчас мы видим, как эпидемии меняют и экономику совместного потребления. Во время последней вспышки вируса подобного масштаба (SARS в 2003 году) ни Uber, ни Airbnb, ни Delivery Club, ни Lyft ещё не существовало. Сейчас же работники этих компаний находятся в зоне повышенного риска, как и пользователи сервисов. И хотя чётких правил на случай вирусов и эпидемий не существует, очевидно, что это направление будет развиваться. Пока всё сводится к самодельным полиэтиленовым занавескам в такси или запискам, вложенным в заказ, которые подтверждают, что ни у повара, ни у курьера не было температуры.

Фото: DIDI (китайский сервис такси)

Коливинги — это тоже большая история. Сейчас такой формат жилья кажется рассадником эпидемии. Получается, что мы от достижений санитарной науки XX века пытаемся из-за экономических условий вернуться к тому, от чего отказались из-за опасности размножения болезней. Конечно, процесс перехода к новым формам совместной жизни не будет прекращён, толком не начавшись. Но всё же коворкинги и коливинги — это места, через которые постоянно проходит огромное количество людей. И возникает большой вопрос для нас самих: что мы будем делать, если случаи эпидемий будут только учащаться? Ведь мы сами идём к тому, чтобы людей становилось всё больше, а их смена была очень частой.

 

Какими будут города после эпидемии

Трансформация общественной жизни в Китае — довольно сильный стресс для города. Но я считаю, что город — это креативная система, где собираются люди, которые всё время что-нибудь придумывают. Казалось бы, когда все сидят на карантине, городская жизнь должна замереть. Но креативность восполняет пробелы и создаёт новые механизмы.

В условиях, когда высокая плотность населения и многочисленные переезды повышают угрозу распространения вируса, актуальность приобретают идеи «двадцатиминутных городов» — когда горожанин может попасть к своему доктору, на работу или к друзьям в течение 20 минут. Такая организация жизни позволяет удовлетворять максимальное количество потребностей в своем районе, а в другие части города выезжать реже. Это поможет сократить скорость распространения вируса. Сейчас Мельбурн пытается воплотить в жизнь этот подход, а мэр Парижа Анна Идальго в рамках своей предвыборной кампании заявила, что концепция пятнадцатиминутного города станет ведущей в период её работы мэром, если ей удастся победить.

Концепция «двадцатиминутного города» на примере Портленда

Наверное, чем дальше, тем больше у города будет возможностей на какое-то время без особых сложностей превращаться в пространство с минимумом офлайн-коммуникаций. Думаю, это ещё и вопрос нового взгляда на устойчивость. Мы уже думаем о том, как сделать так, чтобы город мог спокойно переживать климатические стрессы. Теперь, видимо, должны думать ещё и о том, что нужно сделать, чтобы город мог спокойно жить во время кризисов эпидемиологического характера.

Пока города не слишком готовы к переориентации под нужды медицины и гигиены. Но прекрасный пример демонстрирует Южная Корея, которая сделала выводы после печального опыта эпидемии 2015 года: тогда люди не могли найти клинику, где можно было бы сдать тест на вирус. В этот раз наборы для проведения тестов были разосланы в течение недели, и множество компаний получили аккредитацию для их создания и продажи. Сейчас в Южной Корее можно проверить на наличие вируса десять тысяч человек в день.

Медицинские сотрудники берут пробы у водителя в центре вирусных исследований в Гояне, Южная Корея. Фото: Jung Yeon-Je / Bloomberg

В будущем все городские системы должны быть настроены так, чтобы мы могли спокойно прожить две недели, не выходя из дома. Например, в случае эпидемии можно бесплатно раздавать всем интернет, потому что по-другому городская жизнь не может продолжаться. Конечно, это не значит, что мы завтра все сядем в квартирах и больше никогда не выйдем. Скорее карантины показывают нам слабые места в городской жизни и стимулируют ее к трансформации. К следующей эпидемии в таком случае мы уже будем готовы — включим в городе соответствующий режим, сядем по домам, но при этом сильного дискомфорта не почувствуем.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме