Страница не найдена

«Чувствую себя бунтаркой»: веломэр Амстердама комментирует московские велодорожки

В начале июня в Москву приезжала Кателейне Бурма, велосипедный мэр Амстердама, чтобы выступить с лекцией на «Стрелке». Основные задачи Кателейне — обеспечение безопасности и развитие велокультуры в столице Нидерландов. Мы предложили веломэру прокатиться по центру города и оценить безопасность московских велодорожек.

 

Стартуем от дома на набережной, И сразу «успех»

Кателейне Бурма

Взять велосипед в точке проката городских велосипедов на Кропоткинской для Кателейне мы смогли лишь со второй попытки. У первого велосипеда почти сразу провалился руль. В отличие от наших, голландские велосипеды устроены проще, например, у них нет ручного тормоза — только ножной: меньше деталей — долговечнее велосипед. «Я не сноб в плане велосипедов, я люблю все байки. Если велосипед плох, я просто советую его починить», — осторожно отмечает Кателейне.

До Нового Арбата мы едем по тротуару, у голландского веломэра это сразу вызывает чувство, будто мы нарушаем закон: «В Нидерландах запрещено ездить по тротуару, потому что у пешеходов и велосипедистов разная скорость.

Когда приезжаешь в новый город, местная инфраструктура может тебя ввести в заблуждение. Например, в Голландии машина, которая собирается повернуть, должна тебя пропустить: велосипедист в приоритете. Иностранцы же чувствуют себя уязвимыми, потому что не понимают, как ориентироваться.

 

Большой каменный мост, или шоссе в центре города

На Большом каменном мосту восемь полос, включая автобусные. Мы едем по тротуару, вдоль которого проносятся автомобили. Кателейне говорит, что в Голландии такую скорость передвижения невозможно представить.

«В голландских городах вообще таких широких дорог нет. Они провоцируют водителей разгоняться, и машины начинают занимать слишком много места. Строить города таким образом — довольно старомодно. Зачем пропускать как можно больше машин, если можно перевозить как можно больше людей? Например, автобусная полоса на Большом каменном могла быть идеальной для велосипедистов».

 

Встречаем велодорожку на повороте со Знаменки на Арбатскую площадь

Московская сеть велодорожек всё ещё не похожа на сеть. Это скорее разрозненные участки, разбросанные по всему городу. Дорожки можно встретить в самом центре, вдоль набережных и иногда в парках. Активисты посчитали, что в Москве обустроенные велосипедные тропы занимают в сумме 223 километра, в то время как в Амстердаме — 1295.

Наконец, мы выезжаем на велодорожку на подъезде к Арбатской площади. Кателейне спрашивает, как понять, что перед тобой велодорожка. Мы объясняем, что обычно, это самая узкая полоса на дороге, а на перекрёстках она отмечена красным цветом. Кателейне удивляется: «Мы едем не по той стороне улицы». И действительно, дорожка для велосипедистов проходит только с одной стороны, поэтому потоки велодвижения идут навстречу друг другу.

«В Нидерландах такого бы никогда не допустили. Нам пришлось бы ехать исключительно по правой стороне дороги. Чувствую себя бунтаркой. Надеюсь, Путин не разозлится».

 

От Нового Арбата к Старому

В Москве редко встретишь велосипедиста в шлеме. В Голландии тоже. Кателейне рассказывает, что их носят только американские, новозеландские и австралийские туристы, потому что на родине их обязывает закон: «Чувство безопасности и комфорта зависит от культуры: американцы думают, что безопаснее со шлемом, мы думаем, что безопаснее с качественной инфраструктурой».

Велодорожка заканчивается так же резко, как и начинается. Мы упираемся в проезжую часть, и Кателейне говорит, что если бы её не остановили, то она бы выехала на дорогу.

Мы поворачиваем на Новый Арбат и решаем не пересекать его: единственный способ перейти эту улицу — спуститься в подземный переход. «Сам по себе велосипед лёгкий, но нести его тяжело. Я бы ни за что не потащила его по лестнице», — в этот раз открыто жалуется Кателейне.

«Ты видел, как велосипедист проехал вдоль дороги? Если он столкнётся с машиной, он, скорее всего, умрёт, потому что разница в скоростях колоссальна. Водителю тоже непросто: он не ожидает встретить велосипедиста на дороге».

Голландцы ездят по городу со скоростью 20 километров в час. Там, где гуляют туристы, нельзя разгоняться и до этой скорости. У нас такие места тоже есть, например Старый Арбат. Там нет велодорожки, и мы просто едем по широкому тротуару, маневрируя между прохожими.

«Мы точно можем здесь ехать? Я бы разместила велодорожку прямо посредине этой улицы. Сейчас мы не едем, а балансируем и мешаем прохожим», — отмечает Кателейне.

 

Свернули на тихую Староконюшенную

В Староконюшенном переулке в будний день немноголюдно. Можно расслабиться. Вэломэр рассказывает, что прокладывать новые велодорожки — задача городской администрации. Но во многих городах изменения начинались с активизма.

«Если вы живёте на севере Амстердама, вам приходится пересекать реку на велосипедном пароме. Паром — часть общественного транспорта, так что, когда случается забастовка, люди застревают на берегу и не могут попасть на работу.

Недавно в Амстердаме анонсировали забастовку. Тогда несколько активистов пришли к мэру и сказали: "Послушайте, около ста тысяч человек не смогут пересечь реку во вторник — вы должны перекрыть один из автомобильных туннелей и открыть его для велосипедистов". Так и случилось, администрация закрыла один туннель для автомобилистов всего на день. Это была частная инициатива — прийти в муниципалитет и попросить. Решение принимают власти, но мы, общество, можем использовать свой голос».

 

Пречистенский переулок и набережная

Пречистенка — одна из самых дорогих улиц города. Несмотря на это, здесь нет велодорожек. Мы редко встречаем пешеходов и едем по полупустынной дороге. Кателейне подмечает, что здесь спокойно, но совсем нет булочных, ресторанов или кафе. Однако, по словам веломэра, именно с дорогих районов зачастую начинается развитие велоинфраструктуры: «В Мехико первые дорожки появились именно в таком районе. Думаю, дело в том, что людям нравилось там гулять, и они, соответственно, хотели там кататься, во многом за счёт приятных кафе и ресторанов».

«В Нидерландах существует закон, который играет на руку и велосипедистам, и пешеходам. Он предписывает открывать по супермаркету в каждом районе, чтобы базовые продукты были всегда возле дома».

«Будь вы бабушкой или ребёнком, вы сможете добраться до магазина пешком или на велосипеде. Это по-настоящему демократичный способ мышления: пекарня должна быть доступна для каждого, даже для тех, у кого нет денег на машину, — объясняет Кателейне. — По дороге на работу я могу встретить самых знаменитых людей. Забавно, что у них не самые дорогие велосипеды. Фото, как наш премьер-министр едет на работу на велосипеде, стало вирусным контентом, который распространился по всему миру. И премьер хорошо понимает, как выгодна эта реклама для страны».

 

Фрунзенская набережная и, наконец-то, правильные велодорожки

Проезжая по широкой и вполне комфортной, на первый взгляд, набережной, Кателейне замечает: «Если взять пространство, как этот тротуар, и представить на нём сто тысяч велосипедистов, как обычно бывает на дорогах Амстердама утром, то, конечно, тут будет тесновато.

Можно сказать, что велосипедистов слишком много, а можно сказать, что этой велополосы недостаточно. Для Амстердама это один из главных вызовов сегодня. Велосипедистов становится больше, но мы не хотим возвращаться в прошлое с огромным количеством автомобилистов».

 

Въезжаем в Парк Горького через Андреевский мост

Нам повезло, мы успеваем добраться да парка Горького раньше десяти часов. После на Андреевском мосту перестаёт работать эскалатор, а велосипеды приходится поднимать по лестнице. Кателейне никогда не поднималась с велосипедом на эскалаторе. И, видимо, ни разу не спускалась с ним в метро. В Амстердаме в этом нет необходимости только потому, что от одного конца города до другого можно доехать за тридцать минут на велосипеде.

«Обычно мы доезжаем на одном велике до метро, а на выходе из подземки берём другой. На регулярных маршрутах у нас, как правило, два велосипеда», — объясняет веломэр.

Фотографии: Артём Бирюков для Strelka Mag

В сумме мы катались два часа. Кателейне не смогла ответить, во сколько бы такая поездка обошлась нам в Амстердаме, просто потому что местные ездят на своих велосипедах. Наш маршрут обошёлся в 200 рублей, что показалось веломэру демократичным ценником.

Возвращаясь по парку Горького, Кателейне заметила, что парк преобразился за последние несколько лет: «Если вы смогли сделать это в парке, то сможете добиться, чтобы это стало нормой и в других местах. У вас есть все необходимые для этого данные, в том числе хорошая погода, пусть даже только летом».

Поделиться в соцсетях

По теме