Страница не найдена

13.11, Наука и искусство

Что происходит в Замоскворечье на глубине 10 этажей под землёй

Фотограф: Лена Цибизова

В конце 1940-х годов Министерство иностранных дел построило в Замоскворечье подземный архив, маскируя это под прокладку линии метро. Объект уходил под землю на глубину 10 этажей и должен был спасти документы от удара ядерной бомбы. Сегодня в бывшем спецархиве МИД располагается музей и открывается театр «Бункер». Мы посмотрели предпремьерный показ спектакля «Геодезисты» и поговорили с руководителем театра Лилией Раневской о том, возможно ли адаптировать подземный туннель для спектакля и как чувствует себя зритель в пространстве, где хранился пакт Молотова — Риббентропа.

 

Для чего был построен секретный бункер

Объект расположен на глубине 43 метров под землёй — это уровень станции метро «Новокузнецкая». Его начали строить в конце 1940-х как спецархив Министерства иностранных дел и закончили к 1961 году. Здесь хранились все секретные документы с 1961 по 2005 год. Тогда он назывался «ЧЗ-703», что расшифровывалось как «Чрезвычайный заказ номер 703». Сооружение планировалось не только как хранилище документов, но и как защитное убежище в случае бомбардировок. Документы должны были пережить ядерную войну. От метро бункер отделяет лишь одна дверь — в случае, если выбраться на поверхность было бы невозможно, документы надо было эвакуировать через метрополитен.

Строительство архива маскировали под прокладку линии метро, а по завершении надстроили двухэтажное административное здание — тоже для маскировки. В нём находился обычный детский сад. В 2005 году случилась протечка воды, и архив переехал в другое место. В 2018 году специальный подземный объект МИД с проектным номером 703 был рассекречен и передан под музей. Сейчас здесь находится Музей современной фортификации под названием «Бункер 703», а 21 ноября открывается Театр под землёй.

 

Каким будет театр

Сделать в бункере театр — сложная задача технически и эмоционально. Например, некоторые актёры не могут играть здесь из-за боязни подземки и клаустрофобии. Кто-то боится сырости. Театр будет камерным, потому что бункер — это страшно. К этому надо привыкнуть. Спуск на глубину 43 метров в театр с обычными рядами, сценой, светом, звуком должен вызывать у зрителей сильные эмоции. Мне самой потребовалось время, чтобы осознать, что это бывший архив МИДа. Здесь хранился, например, пакт Молотова — Риббентропа.

Этим и отличается наше пространство от обычных театров: здесь, проходя по каждой ступеньке, зритель может думать о том, какие люди здесь когда-то ходили и какие секретные документы тут хранились. Когда я хожу по бункеру, у меня в голове возникает тысяча историй. Здесь неспокойно, и мне это нравится. Зритель, непривычный к такой атмосфере, будет чувствовать подобные вещи ещё сильнее. В этом и есть наша затея.

1 / 15

2 / 15

3 / 15

4 / 15

5 / 15

6 / 15

7 / 15

8 / 15

9 / 15

10 / 15

11 / 15

12 / 15

13 / 15

14 / 15

15 / 15

Мы не стали менять само пространство потому, что это прежде всего музей. Театральной площадке жуткий антураж тоже выгоден. Мы стремимся к тому, чтобы каждая пылинка и песчинка и даже отваливающаяся штукатурка остались здесь на своих местах. Это не кринолиновый театр с веерами. Сегодня у него другая форма. После каждого представления мы полностью убираем все театральные интерьеры, и бункер снова становится музеем. Мы вызывали специалиста по свету, который осмотрел пространство и сказал, какой нужен свет. Полностью заменили электрику. Нанимали звуковика: в бункере важно поймать правильный звук. Работа заняла не один месяц.

Есть отдельные закрытые помещения, недоступные даже для экскурсий, где мы храним реквизит и декорации. Например, спектакль «Геодезисты» — проект, который сделан здесь, и декорации хранятся тоже здесь.

 

что можно увидеть в подземном театре

Я включаю в программу спектакли, подходящие под атмосферу бункера. Я понимаю, что не могу здесь показывать «Ромео и Джульетту». Мы стараемся делать акцент на современные пьесы. Эта площадка должна стать базой молодых режиссёров. Все студенческие постановки, которые показывают в том же ГИТИСе, потом куда-то уходят и забываются. Моя задача — поймать свежее, молодое и показать широкому зрителю. Например, спектакль «Геодезисты» режиссёр называет «советским хоррором». Вчера на репетиции я в этом убедилась и даже позавидовала, что не живу в то время. «Геодезисты» — наш проект, спектакль, который сделан специально для бункера. Это не иммерсивная постановка, но в самом пространстве зрителя сопровождают элементы этого жанра, потому что спускаться на 43 метра надо пешком — это примерно 10 этажей. Зритель медленно погружается в историю. Я очень благодарна труппе «Геодезистов», потому что они сделали всё с нуля. Они репетировали внизу, когда там ещё даже не работала туалетная комната. Чтобы сходить в туалет, они пешком шли 10 этажей наверх.

Другая пьеса — «Дочери Лира» — работа из ГИТИСа. Её поставили выпускники мастерской Каменьковича и Крымова. Это история о насилии, которое может быть как моральным, так и физическим. В спектакле показано моральное насилие, которое доводит подростка до поступков, коверкающих его жизнь и жизни других.

1 / 9

2 / 9

3 / 9

4 / 9

5 / 9

6 / 9

7 / 9

8 / 9

9 / 9

Кроме этого, у нас будет спектакль «Мы о войне не говорим». Его автор — режиссёр, директор театра «Чердак» Инна Дунина. По сюжету, молодые люди пробираются на секретный объект и внезапно попадают в события Великой Отечественной войны.

Уже сейчас на эти спектакли ходит очень интересная и смешанная аудитория. Недавно, например, к нам приходил геодезист, который просто увидел где-то нашу рекламу. Прочитал и пишет: «Я же 20 лет работал в геодезии, откуда вы взяли эту тему и почему?»

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме