Что не так с законом об обязательной аттестации экскурсоводов — отвечают гиды

7 апреля Госдума приняла закон, обязывающий экскурсоводов и гидов-переводчиков проходить аттестацию. Он также запрещает иностранцам вести экскурсии в России. Strelka Mag поговорил с экскурсоводами о том, кого коснутся новые правила и почему мы скоро лишимся творческих экскурсий.

Экскурсии в Московском метро. Фото: mos.ru

С 1 июля 2022 года новый закон об аттестаци для экскурсоводов вступит в силу. Гиды будут обязаны каждые пять лет проходить аттестацию в специальных комиссиях, а также предоставлять документы о среднем, высшем или дополнительном профессиональном образовании по профилю работы. Кроме того, аттестация будет действовать только в рамках одного субъекта страны. Закон запрещает иностранцам работать в России экскурсоводами и гидами-переводчиками. Такое право получат только граждане государств, заключивших с Россией специальные соглашения.

Алексей Дедушкин, экскурсовод и москвовед, член Союза экскурсоводов России

Этот закон очень разочаровал и огорчил меня. Изначально идея внесения правок в законодательство была направлена на изменение ситуации с китайскими туристами. В страну каждый год приезжают полтора миллиона китайцев, и экскурсии для них ведут китайские гиды, а наши специалисты простаивают. Но в результате закон ударил по внутреннему туризму.

Теперь главным препятствием для работы гидов и экскурсоводов стала аттестация, которая не даёт никаких преференций. Подобная аттестация существует во многих странах, но там она, например, даёт право водить экскурсии в музеях и на закрытых территориях. У нас же она только требует денег и времени на обучение.

Экскурсия с Алексеем по Крутицкому подворью. Фото: LJ

Ещё это региональная аттестация, она позволяет работать только в одной части страны. А у нас многие водят авторские экскурсии, которые затрагивают несколько регионов, например по железным дорогам.

Думаю, новые правила лишат нас возможности послушать многих специалистов. Люди зачастую проводят одну экскурсию в неделю, а остальное время занимаются основной работой. Естественно, они не пойдут получать аттестацию. Думаю, что суть этого закона исключительно запретительная.

Мария Сурвилло, экскурсовод в Москве

В Москве и других крупных городах экскурсии часто ведут очень творческие люди. Их экскурсии похожи на маленькие спектакли. Так работают мои коллеги, и на такие туры не попасть. Их рассказ — не набор дат и названий, а целое впечатление. После таких прогулок остаётся ощущение, что ты живёшь в лучшем городе мира.

Многие коллеги говорят, что не будут проходить аттестацию, а уйдут из профессии.

Творческим людям придётся выделить несколько месяцев жизни, чтобы ходить на курсы, потом получить диплом и пройти лицензионную комиссию, получить аккредитацию. Я не представляю, чтобы у взрослых состоявшихся людей, которые водят экскурсии по 15–20 лет, появилось на это время.

Есть, конечно, и другая категория экскурсоводов — они работают при городских турагентствах, гостиницах и водят стандартные обзорные экскурсии по городу. Среди них есть специалисты разного уровня. Степень подготовки этих людей вряд ли изменится после курсов. Но спрос есть и на первых, и на вторых. Значит, нужно найти возможность дать работать всем.

Мария во время экскурсии по Сивцеву Вражку

Мне не понятно, против кого направлен этот закон. В Ассоциации гидов-переводчиков и экскурсоводов Москвы — правопреемнике советской системы — есть люди, которые считают правильным регламентировать сложившуюся сейчас ситуацию. Это большие финансовые возможности, поскольку обучение стоит около 35 тысяч рублей. Примерно такую же сумму ты должен платить раз в пять лет на прохождение курсов повышения квалификации. Ещё есть членские взносы, сейчас это 2,5 тысячи рублей. Таким образом, Ассоциация хочет отсечь то живое, что родилось на наших глазах, — городские экскурсии для местных жителей, авторские. Этот закон ставит в одну упряжку творческие экскурсии, гидов-переводчиков, людей, которые ведут обзорные экскурсии, и тех, кто занимается организацией походов.

Мне всё непонятно в этом законе, хотя я член Ассоциации. Как будут следить за его исполнением? Будут ли отлавливать людей на улицах и штрафовать их на три или пять тысяч в зависимости от региона? Я всегда за выбор, а с принятием закона эта возможность на экскурсионном рынке значительно сужается.

Светлана Кондратьева, экскурсовод в Москве

Этот закон нанесёт ущерб экскурсионному разнообразию. Он в большей степени отвечает потребностям сферы обзорных экскурсий, а для экскурсоводов, которые работают с узкими темами, он вреден.

У экскурсий есть как минимум две большие категории аудитории — туристы и местные. Их маршруты почти не пересекаются: у них очень разная география и запросы. Туристы идут на обзорные экскурсии — в первый раз знакомиться с городом и получать традиционные знания. Человека, который живёт в Москве, скорее всего, не интересуют Третьяковка, храм Христа Спасителя и дата основания Москвы: он всё это и так знает, его ещё в школе туда отвели. Его интересуют экскурсии на узкие темы.

Комиссии, скорее всего, будет сложно оценить авторские экскурсии, ведь их тематика очень разнообразна, и часто авторы — признанные эксперты в своих областях. Например, экскурсовод водит по объектам железнодорожного или усадебного наследия. Тогда нужно, чтобы в комиссию входили люди, которые тоже могут понять детали железнодорожного строительства, знать узкую терминологию и понимать, что им говорят.

Экскурсия на самокатах со Светланой

Тех, кто водит стандартные обзорные экскурсии, легко аттестовать. Считается, что у каждого города есть набор must see, и, опираясь на него, можно проверить качество экскурсии.

Ещё этот закон требует, чтобы у экскурсовода было либо профильное образование, либо курсы переподготовки. Во-первых, нашему делу сложно научить на курсах, куда приходят несколько десятков человек с разными интересами. Водить экскурсии можно научиться только на практике, а стать профессионалом — только найдя свою нишу. Курсы, к сожалению, чаще всего дают общие знания.

Во-вторых, непонятно, что считается профильным образованием. Например, филолог водит экскурсии по литературной теме. Считается ли это образование профильным? Я окончила магистратуру по теме «Развитие культурного наследия» — это не туризм, хотя туризм, безусловно, входит в развитие культурного наследия. Не знаю, будет ли моё образование, полученное за рубежом, считаться профильным.

Айрат Багаутдинов, историк архитектуры и инженерного искусства, основатель проекта «Москва глазами инженера», экскурсовод, лектор

На фоне появления законопроекта мы создали Союз экскурсоводов, в который входит более 250 человек из 43 регионов России. Мы почувствовали необходимость организоваться для защиты своих интересов, поскольку понимали, что законопроект не учитывает интересы сообщества авторских экскурсоводов.

После первого чтения закона Союз экскурсоводов связался с депутатами Госдумы из комитета по туризму. Мы предложили свои поправки, но, к сожалению, ни одна из них не была учтена. Мы составили пять пунктов, против которых возражаем. Первое — это обязательная аттестация. В России экскурсии водят не только экскурсоводы, но и градозащитники, городские и экоактивисты, искусствоведы и представители других профессий, для которых это может быть возможностью поделиться своей экспертизой. Например, я в своей компании привлекаю к проведению экскурсий архитекторов. Они не экскурсоводы, не зарабатывают этим на жизнь. Понятно, что концепция обязательной аттестации отменяет всех этих людей, потому что они, очевидно, не будут аттестацию проходить. То есть противоречие в законе состоит в том, что, регламентируя деятельность профессионального сообщества, он автоматически запрещает заниматься этим кому бы то ни было ещё. Это кажется мне нелогичным. Мы предлагали вместо обязательной аттестации ввести добровольную, чтобы её могли проходить только члены профессионального сообщества.

Айрат во время экскурсии. Фото: экскурсионное бюро «Москва глазами инженера»

Ещё мы протестовали против региональной аттестации. Аттестовать надо навыки и умения, необходимые экскурсоводу, — сбор, анализ, структурирование информации, подачу, работу с аудиторией. Очевидно, что человек может подготовить информацию по любому региону России, и необязательно в каждом ещё раз проходить тестирование тех же навыков. Поэтому мы считаем, что аттестация должна быть федеральной, единой, без какой-либо региональной привязки. Мы понимаем, какой логикой руководствовались авторы законопроекта: чтобы люди из одних регионов не зарабатывали деньги в других. Но эта логика не имеет к аттестации никакого отношения, так как направлена на регуляцию бизнеса.

Мы возражали и против обязательного наличия документа о дополнительном профессиональном образовании. Если мы аттестуем навыки и умения человека, то какая разница, есть у него диплом о ДПО или нет. Понятно, для чего нужна эта мера: она направлена, например, на увеличение заработков организаций дополнительного профессионального образования, но при чём здесь аттестация?

Кроме этого, мы были против пятилетнего срока действия аттестации. Непонятно, зачем через пять лет проверять, не потерял ли человек свои навыки. Пятый пункт — это необходимость иметь российское гражданство для аттестации. Нам кажется неважным, какой у человека паспорт, если он показывает нам умения и навыки. Понятно, что эта мера должна уменьшить конкуренцию, но очевидно, что к аттестации она отношения не имеет.

Экскурсия на Казанском вокзале. Фото: mos.ru

Эти тезисы в марте 2020 года мы отправили открытым письмом в Госдуму, но, к сожалению, ни один из тезисов не был учтён, и все положения, существовавшие первоначально в тексте законопроекта, были сохранены законодателями. Но строгость законов в России, как известно, компенсируется необязательностью их исполнения. Абсурдность закона проявляется в том числе в невозможности реализации его положений. Например, аттестация и контроль за соблюдением закона возлагается на органы исполнительной власти в сфере туризма. Но последние есть далеко не в каждом городе. Скажем, водит человек экскурсии в Сысерти. Где ему нужно аттестоваться? В Екатеринбурге? Невозможно обязать всех ехать в столицу региона. Да и как контролировать соблюдение закона там, где нет этих самых органов исполнительной власти в сфере туризма?

Думаю, что этот закон будет отчасти работать в Москве, Санкт-Петербурге и в самых туристических местах вроде Золотого кольца и Сочи. А в Москве и Петербурге, я думаю, главным следствием закона станет развитие рынка дополнительного профессионального образования в сфере экскурсоведения.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме