, Среда

Что не так с должностью главного архитектора в России и как это можно исправить

Автор: Александра Галанина

Два главных архитектора — о неработающем законе, непопулярности их должности и мечтах о развитии своих городов.

Закон «Об архитектурной деятельности в РФ» был принят ещё в 1995 году. Устаревший и противоречащий Градостроительному кодексу документ до сих пор регулирует сферу архитектуры. В марте этого года Российская академия архитектуры и строительных наук, Союз архитекторов России и Национальное объединение изыскателей и проектировщиков смогли договориться об основных положениях нового законопроекта, и он был передан для согласования в Минстрой. Закон собирается регламентировать права и обязанности архитекторов, а также закрепить на государственном уровне обязательную аттестацию специалистов.

Главные архитекторы Новосибирска и Краснодара — Александр Ложкин и Наталья Машталир — встретились на вебинаре в рамках девятинедельного онлайн-марафона Архитекторы.рф, чтобы обсудить, почему существующий закон об архитектуре не работает, что не так с должностью главного архитектора и чем архитекторы должны заниматься в России.

Дискуссию подготовили и промодерировали участницы программы: Виктория Доля, заместитель руководителя регионального градостроительного центра Сахалинской области, и архитектор Ксения Зверева

 

ПОЧЕМУ ДЕЙСТВУЮЩИЙ ЗАКОН НУЖДАЕТСЯ В ПЕРЕСМОТРЕ

Александр Ложкин: Существующий закон «Об архитектурной деятельности в РФ» серьёзно противоречит Градостроительному кодексу. И поскольку последний имеет приоритет, существующий закон игнорируется. Так, регулирование деятельности архитекторов сведено к минимуму, а их роль — к утилитарной деятельности проектировщика. Но архитектура — это не только процесс создания объектов недвижимости, но и самый публичный из видов искусства. А потому он нуждается в особом регулировании.

Наталья Машталир: Сегодня статус архитектора закреплён в документе, который не действует и о существовании которого даже не рассказывают в вузах. Но без юридической базы архитектору сложно доказать кому-либо свою позицию. Зачастую многие застройщики ориентируются не на наше экспертное мнение, а на вкус руководителя региона или города.

Архитектура — это «политика в камне», и, как в любой политике, здесь есть различные мнения. Это естественно, что не существует единого взгляда на стандарты. Но любой закон для того, чтобы быть актуальным, должен с течением времени редактироваться, переписываться и изменяться. Сейчас главное — добиться, чтобы в ближайшие пять лет по этому закону нам было действительно удобно работать, а городская среда и заказчик не страдали.

 

НУЖНА ЛИ АРХИТЕКТОРАМ АТТЕСТАЦИЯ

Фото: Архитекторы.рф

Наталья Машталир: Помимо регламента полномочий, практикующим архитекторам нужна и аттестация, ведь большинство из них слабо ориентируется в современных трендах. При регулярной аттестации у всех появится стимул получать новые знания и повышать квалификацию, а заказчик будет знать, что специалист прошёл соответствующее обучение. Здесь нужен системный подход, а методика экзаменов должна быть разработана на федеральном уровне.

Александр Ложкин: При этом юридически закреплённый статус архитектора может сыграть как положительную, так и отрицательную роль. Проблема не в том, что мы напишем в законе, а в том, какая практика сложится, кто будет проводить аттестацию и как будет осуществляться профессиональная переподготовка. Непродуманный процесс может привести к деградации системы и её использованию для ограничения конкуренции.

Долгое время деятельность архитекторов подменялась строительным проектированием. Но сегодня на рынке появляется запрос именно на качество архитектуры. Когда он повсеместно появится в стране, тогда возникнет и эталон качества, на который мы сможем опираться при аттестации. Возможно, сейчас рано переходить к жёстким системам, ведь единого понимания стандартов профессии нет даже в архитектурном сообществе.

 

ПОЧЕМУ ДОЛЖНОСТЬ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА НЕПОПУЛЯРНА

Сочи. Фото: istock / Laures

Наталья Машталир: Сегодня даже крупным муниципалитетам сложно найти архитектора: в Сочи, Геленджике и других интересных для работы городах не могут закрыть вакансию. На эту должность никто не стремится, а успешных специалистов сложно на неё заманить. Они прекрасно понимают, что эта позиция означает уменьшение дохода и увеличение ответственности. Публичность отнимает много сил и энергии, а куда идти после — неясно.

Ты можешь быть талантливым архитектором, но на этой работе не сможешь продержаться долго. Это история не про красивые картинки, а про модерацию, связь одних людей с другими, про отстаивание своих проектных решений и их правильности. Сегодня всё держится на инициативности руководства. Возможно, главам городов стоит объявлять конкурсы на должность главного архитектора среди молодых специалистов, которым хочется себя проявить, у которых есть энергия, амбиции и задор.

Александр Ложкин: Сегодня положение главного архитектора зависит не от того, что написано в законе, а от его личности и позиции вышестоящего руководителя: мэра или губернатора. Если руководитель делегирует свой авторитет и определённые возможности архитектору, тогда последний может влиять на ситуацию в городе. В противном случае он становится декоративной фигурой. Новая редакция закона «Об архитектурной деятельности» определяет полномочия главного архитектора, и в этом смысле это прогресс.

На мой взгляд, решение проблемы лежит в кадровой подготовке главных архитекторов. Это задача образования. Вячеслав Глазычев пытался в своё время это делать, и Высшая школа урбанистики начиналась с такого же посыла.

 

КАК ОБУЧАТЬ ГЛАВНЫХ АРХИТЕКТОРОВ

Краснодар. Фото: istock / Сергей Денисенко

Наталья Машталир: Очень часто главным архитекторам не хватает знаний современных практик и методик соучаствующего проектирования. Так, одна из целей программы Архитекторы.рф — развитие главных архитекторов, то есть людей с широчайшим кругом компетенций и умений. Однако подобным изменениям многие сопротивляются. Я нередко слышу забавные вопросы: «Зачем спрашивать людей и постоянно повышать свою квалификацию — вы что, не учились в институте?» Невозможно единожды обучить главного архитектора и отправить его работать. Это должен быть постоянный образовательный процесс.

Очень важно обучать главных архитекторов с точки зрения нормативно-правовой базы. Молодым специалистам достаточно непросто принять тот факт, что всё делается совершенно не так, как им хочется. Есть огромное количество градостроительной документации, которой нужно следовать, отодвигая творчество на задний план. Этого нет в учебниках, и об этом им никто никогда не расскажет в институте.

Умение правильно общаться с людьми и работать с негативом — неотъемлемая составляющая жизни главного архитектора. Все пишут, звонят и очень хотят пообщаться. В «докарантинное» время я принимала до 40 человек в неделю и регулярно проводила публичные выступления.

Александр Ложкин: Успешный главный архитектор проекта далеко не всегда сможет стать хорошим главным архитектором города. Здесь нужен другой уровень компетенций. Во-первых, нужно уметь общаться с людьми. Во-вторых, нужно чётко понимать стандарты качественной городской среды. Очень кстати ДОМ.РФ и КБ Стрелка разработали многотомный «учебник» — Стандарт комплексного развития территории, набор базовых знаний, которыми должен владеть любой архитектор и градостроитель. И последнее — необходима правовая база: нужно знать градостроительный кодекс и смежные законы.

Профильное образование у главного архитектора — норма, которая должна быть закреплена в законе. Даже в Московской области далеко не все районные архитекторы имеют соответствующее образование, а в регионах это скорее исключение, чем правило.

 

НУЖНА ЛИ ПОЗИЦИЯ ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА В КАЖДОМ ГОРОДЕ

Новосибирск. Фото: istock / arch-sib

Александр Ложкин: В городских округах и поселениях человек, который отвечает за облик города, необходим. Не думаю, что подобную политику возможно проводить на уровне региона. Региональные власти должны скорее написать гайдлайны, создать нормативно-правовую базу — сделать то, что мелкие муниципалитеты не в состоянии осуществить самостоятельно.

Если в малом городе за последние 20–30 лет ничего не строилось и не планируется, то, наверное, там можно обойтись и без главного архитектора. Но если преобразования происходят, то кто будет внедрять и реализовывать гайдлайны, контролировать их соблюдение, транслировать методики с регионального уровня? Вот в этом и состоит роль главного архитектора.

Наталья Машталир: Я думаю, главный архитектор определённо не нужен в сельских поселениях, и даже в малых городах необязательно должна быть эта позиция. Будем откровенны: чем архитектору там заниматься? У небольших муниципалитетов есть огромное количество гораздо более актуальных вопросов в области городского хозяйства и земельных отношений. Относительно мало объектов строится и реконструируется, но многое ломается и выходит из строя. Для мэра, распределяющего городской бюджет и ведущего политическую деятельность, фигура человека, который займётся городским хозяйством, приоритетнее, чем фигура главного архитектора. Тем не менее это право каждого руководителя муниципального образования — решать, нужен ему главный архитектор или нет.

Конечно, в идеальном мире архитектор должен быть в каждом городе. Но где найти столько людей с соответствующей компетенцией, готовых работать в регионах? Чтобы решить эту проблему, создаются региональные центры компетенций, которые аккумулируют методики и в нужный момент помогают маленьким муниципалитетам реализовывать программы. Это осуществимая и жизнеспособная модель.

 

ЧЕМ ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬСЯ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР

Новосибирск. Фото: istock / arch-sib

Александр Ложкин: Главный архитектор города в России обязан заниматься градостроительной политикой, устанавливая правила игры с помощью норм землепользования и застройки и градостроительной документации.

Но хорошо, когда главный архитектор в первую очередь занимается архитектурой. Мне больше всего нравится модель в Риге, где он является дирижёром всех строительных процессов. Главный архитектор не вовлекается в согласование, не пишет «нормативку», не имеет никакого отношения к выдаче разрешений на строительство и не занимается практикой. Он советует и следит за тем, чтобы объект вписался в городскую среду, — становится главным консультантом всех архитекторов и девелоперов. При этом он вправе публично высказываться, что во многом гораздо важнее, чем штамп «согласовано».

В нашей системе такая модель пока невозможна. Когда ты руководитель, вопросы решаются проще, многие вещи не надо доказывать, больше проектов удаётся продвинуть. Пока наша система вертикальна, в ней надо занимать верхние должности, чтобы была возможность влиять на принятие решений.

Наталья Машталир: Копенгаген и Амстердам — на первый взгляд, два очень похожих города, но с различными моделями осуществления архитектурно-градостроительной деятельности. В Копенгагене есть главный архитектор и архитектурные советы, которые определяют, как должна выглядеть та или иная архитектурная история. В Нидерландах упразднили советы и вкусовщину, написав очень подробные мануалы для каждого города. А в России мы пытаемся усидеть на двух стульях: стремимся и регламент утвердить, и дать волю творчеству.

 

О ЧЁМ МЕЧТАЕТ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР

Краснодар. Фото: istock / Сергей Денисенко

Наталья Машталир: Мне бы хотелось, чтобы Краснодар попал на мировую архитектурную карту. Причём необязательно как город с большим количеством уникальных строений, а как место с уникальной комфортной средой.

Александр Ложкин: Новосибирск, молодой и быстро развивавшийся город, — пока не лучший пример качественной архитектурной среды. Городская ткань здесь рваная, доставшаяся нам от советского периода, со всеми её плюсами и минусами. Моя главная задача как главного архитектора — гуманизация города, и, если в результате удастся повысить качество среды и её привлекательность для горожан, значит, я её выполнил.

Фото обложки: Стадион «Краснодар», istock / Victoria Koltsova

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме

Доступные навыки
и знания по развитию
городов и территорий

Доступные навыки и знания по развитию городов и территорий