Как устройство минских улиц определило ход протестов в городе

С 9 августа в Минске продолжаются акции протеста: на улицы выходят граждане, не согласные с официальными результатами президентских выборов. Обстановка была особенно напряженной в первые дни, когда демонстрантов разгонял ОМОН. Strelka Mag попросил белорусского архитектора и выпускника «Стрелки» Александра Новикова рассказать о том, как устройство и планировка столицы Республики Беларусь повлияли на ход протестов.

 

проспекты против баррикад

Александр Новиков

Несмотря на то, что Минск примерно на сто лет старше Москвы, это абсолютно новый город. Он был почти полностью разрушен во время Второй мировой войны, от прежнего его устройства осталась всего пара улиц. Город выстраивался заново по образцам, соответствующим идеологии советского времени.

Если посмотреть, как формировались старые, исторические города, то мы увидим кривые и узкие улицы. Такая застройка складывалась зачастую стихийно. В фавелах никто не устанавливает правила, где строить бараки. В результате в таких местах образуются подворотни и совсем маленькие переулки, разобраться в которых чужаку довольно сложно. Именно поэтому такие территории очень сложно контролировать полиции.

Вид на Центральную площадь Минска в 1960-х. Фото: НАРБ

Кроме того, на узких улицах легко строить баррикады. Можно бросить холодильник — и вот улица уже перекрыта. Барон Осман в XIX веке перестроил Париж и создал длинные и широкие улицы, уничтожив множество исторических зданий. Это было сделано для того, чтобы революционеры не могли собираться в большие группы и перекрывать дороги.

В Минске советские власти также создали широкие и прямые проспекты, на которых очень легко задерживать протестующих.

В первый день столкновений, после объявления результатов выборов, местные жители собрались вокруг стелы «Минск — город-герой» на пересечении проспектов Победителей и Машерова. Но между стелой и улицей Немига в центре — большое широкое пространство. Это по сути поле. Скопившиеся оказались совершенно беззащитны: их можно было окружить с любой стороны и арестовать.

 

Цепи солидарности

После нескольких дней столкновений люди стали протестовать, выстраиваясь в цепи вдоль широких проспектов. Растянутую на несколько километров живую цепочку совершенно невозможно окружить. ОМОН забирал людей локально, точечно, но разогнать такую толпу он уже не мог.

 

шум как инструмент протеста

Одним из наиболее безопасных способов протеста в Минске стали автомобили. Каждый день по всему городу разносятся оглушительные сигналы автомобильных гудков: они звучат, не прекращаясь, по много часов.

Если рассматривать город не только с точки зрения архитектуры и планировки, но и атмосферы, то подобные звуки становятся значимой частью революционного города. Такие очаги давления практически невозможно предупредить, несмотря на то, что многим автомобилистам разбивали стекла.

 

взаимовыручка в районах

После того, как власти стали каждый вечер перекрывать центр, люди договорились собираться возле станций метро в своих районах. В Минске есть две ветки метрополитена, которые пересекают практически весь город. Так в отдельных районах образовались внушительные очаги протеста.

1 / 2

Запись в главном новостном канале белорусских протестов.

2 / 2

Сам протест децентрализировался, что осложнило возможность быстро его подавить. Дворы и подъезды при этом стали новыми убежищами. Жители оставляли подъезды открытыми на тот случай, если кому-то понадобится спрятаться от ОМОНа.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме