, Истории

Как устроена обновлённая Национальная библиотека Татарстана в здании — символе советского модернизма

Автор: Михаил Сапрыкин

Этой зимой в Казани откроется обновлённое здание Национальной библиотеки Татарстана. В постройке эпохи советского модернизма разместились читальные залы, площадка для театральных экспериментов и студия звукозаписи, площадки для отдыха и детских игр. Реконструкцию доверили московскому бюро ХОРА, которое до этого занималось проектами для столичных библиотек имени Некрасова и Булгакова. Strelka Mag поговорил с архитекторами о том, из чего состоит современная библиотека.

Архитекторы бюро ХОРА

Оят Шукуров: Изначально здание, где появилась библиотека, проектировалось как казанский филиал Всесоюзного музея Ленина. Его закончили в период перестройки, в 1987 году. После распада СССР там находился Национальный культурный центр «Казань», где также до недавнего времени располагался музей.

Здание музея проектировалось как монофункциональное пространство. Это слабое место модернистских и позднемодернистских проектов по всему миру. Запросы общества и механизмы работы культурных учреждений с тех пор изменились, поэтому нам необходимо было сделать новую многослойную структуру, интуитивно понятную для пользователя.

Когда по инициативе Наталии Фишман-Бекмамбетовой (помощник президента Татарстана. — Прим. Strelka Mag) нас пригласили в проект, здание было абсолютно вычищено внутри: от первоначального интерьера, кроме несущих конструкций и общей структуры, почти ничего не осталось. Мы попытались избежать противоречий и создать органичный интерьер, который будет выглядеть одновременно новым и уместным для оболочки здания.

В Музее Ленина в Горках есть большая лестница, по которой можно подняться к статуе Ленина, а за ней развевается советский флаг. Структура пространства в Казани также ступенчатая, а сама форма здания — метафора этого флага, исполненная в красном камне — армянском туфе. Местные жители порой называли здание крематорием, это тоже показательный момент: НКЦ выглядел исключительно закрытым и грозным.

1 / 5

Так выглядел интерьер библиотеки до реконструкции

2 / 5

3 / 5

4 / 5

5 / 5

 

КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ИДЕОЛОГИИ, НО СОХРАНИТЬ ИСТОРИЮ

Миша Микадзе: Для нас было важно очистить от идеологических наслоений эту неработающую махину, к которой не тянутся люди, и превратить тёмный музей в открытое здание, где каждый человек может найти себе занятие по душе.

Первоначальный запрос властей и эскизный проект, по которому проводился демонтаж, предполагал для здания функцию книгохранилища. Это не общественное пространство, поэтому какие-то артефакты в процессе демонтажа лишились отделки. Но нам удалось сохранить и вписать в новый проект удивительную скульптуру «Антивоенная демонстрация» грузинского скульптора Александра Шенгелии, она была в здании с самого начала, и казанские реставраторы бережно восстановили её оригинальный вид.

Сохраненная работа Александра Шенгелии

Оят: Мы хотели сохранить характер этого здания вне идеологического контекста, ведь это довольно условные вещи: всегда можно сказать, что это не красный флаг, а пластическое скульптурное упражнение архитектора. При этом мы старались учесть все исторические и идеологические слои. Общество и так слишком грешит тем, что хочет всё стереть и начать заново, — так мы забываем, что было хорошего и плохого.

Коллеги из московской Центральной библиотеки имени Н. А. Некрасова совместно с нами подготовили техническое задание к проекту. Они описали в нём требования к обновлённой институции, основываясь на своей экспертизе, стратегических сессиях и интервью, проведённых ими совместно с представителями Национальной библиотеки, Минкульта Республики Татарстан, казанскими деятелями культуры, архитекторами и проектировщиками.

Миша: В процессе разработки технического задания мы изучили массу культурных центров, публичных и национальных библиотек по всему миру. Мы ориентировались как на современные примеры — Oodi в Хельсинки или Deichman Bjørvika в Осло, — так и на более классические здания, например Британскую библиотеку.

Аналогов таких социально-культурных пространств в России нет: сходства с другими культурными центрами можно найти, но в центре нашего проекта — национальная библиотека, это очень мощный культурный посыл.

 

ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ БИБЛИОТЕКА

Миша: Было сложно переделывать здание, которое строили совсем по другим стандартам и для иных целей. В первоначальном варианте у библиотеки были проблемы с доступностью, но мы добавили несколько лифтовых узлов, которые по возможности ведут в те же точки, что и лестницы, чтобы опыт посещения и переживания пространства был схожим у людей с разной степенью мобильности. Мы добавили пандусы и подъёмники, но это всегда компромисс, потому что большое количество технических элементов может убить структуру здания. Поэтому мы стремились найти баланс между повсеместным доступом и чистотой пространства.

 

СВЕТ И ЛОКАЦИЯ

Миша: На первом этаже мы попробовали разобрать стены там, где это было возможно, потому что с северной стороны фасада открывается вид на реку Казанку. Там же размещены функциональные объекты, которые предполагают визуальный контакт с городом — кофе-поинты, места для отдыха и более громких разговоров. Лаконичная стеклянная пристройка авторства «Татинвестгражданпроект», построенная в рамках первоначального проекта, выходит на западную сторону, и на закате тёплый жёлто-оранжевый свет заливает всё пространство, это замечательный режим. Температура искусственного света там тоже теплее и добрее, чем в остальном здании: нам было важно подчеркнуть ламповость этой зоны в любое время суток.

Оят: Мы попробовали сделать пространство максимально светлым как с точки зрения освещения, так и в плане открытости, доступности, проницаемости и дружелюбности. Пройдёт время, пока жители привыкнут к новому, но первый шаг — это возможность нового прочтения библиотеки как учреждения культуры, которое является таким же городским пространством, как и улицы, скверы, площади. И здесь ты можешь почувствовать себя в комфортной среде без идеологической надстройки и образа казённого учреждения с ограниченным доступом, шлагбаумами и заборами.

Миша: В здании действуют разные световые режимы, и дорога из одной части библиотеки в другую создаёт ощущение прогулки по городу. На момент нашего появления в проекте реконструкции коллеги из «Татинвестгражданпроекта» уже заложили световоды — цилиндрические конструкции из отражающего металла, которые проходят через кровлю, ловят солнечные лучи и через отражатели дают рассеянный свет внутри здания. Это помогло уйти от тёмного музейного пространства. Нашей задачей было распределение этих световодов таким образом, чтобы они вместе со всеми светильниками создавали цельную систему.

 

ФАСАД И ОТСЫЛКИ К НАРОДАМ РЕСПУБЛИКИ

Оят: Проектом Национальной библиотеки мы обращаемся к культурам всех народов Татарстана. Важной задачей было встроить отсылки к национальным мотивам, но сделать это очень тонко и изящно. В отделке мы активно использовали цвета флага Татарстана — белый, зелёный и красный. Это яркая деталь, которая сопровождает посетителя во всех приветственных и торжественных пространствах. Также мы сделали несколько отсылок к культуре татар и их предков: например, отделанная песчаником стена на одной колонне отсылает своим материалом и мощной тектоникой к древним архитектурным памятникам, в том числе Чёрной и Белой палатам. Для тех, кто сможет заметить отсылки, это станет приятным открытием. Многослойное пространство будет раскрываться перед человеком как повествование с разными главами и уровнями.

Миша: Когда мы думали о целостности пространства, было очевидно, что новое не должно прикидываться старым.

Если новая пристройка соединяется с историческим зданием, его фасад всё равно должен играть важную роль в интерьере. Мы восстановили облицовку песчаником, и он стал стеной внутри парящего стеклянного объёма. При этом полы в пристройке также исполнены в технике терраццо (мозаика с вкраплениями мраморных или гранитных камней. — Прим. Strelka Mag), эта тема продолжается через всё здание. Бетонный потолок с коммуникациями мы не стали зашивать. К сожалению, всегда есть стремление скрыть всё от глаз и искать чистые решения, но мы хотели сделать новое пространство честным, ведь там нечего скрывать.

Оят: Одним из требований заказчика была работа с максимальным количеством разных аудиторий. В публичную зону можно прийти без читательского билета и просто сесть читать книгу — это закрывает потребность для тех, кто считает библиотеку местом для развлечения. Но есть большое количество людей, для которых это рабочий инструмент, — студенты, аспиранты и учёные других степеней. Здание должно обслуживать и их, для этого предусмотрены классические читальные залы. Чтобы пройти в них, нужно сдать одежду в гардероб, оставить книги в локерах, иметь читательский билет — это совсем другой уровень доступа и оборудования. В публичной библиотеке есть пространства для работы и отдыха со стульями, креслами, диванами, журнальными столиками — это более расслабленный режим, в то время как в классической библиотеке много разных рабочих пространств — для одного человека, для двоих, столы с перегородками, маленькие кабинки. Мы приложили усилия, чтобы всё было направлено на комфорт работы: большая часть мебели, в первую очередь деревянной, была сперва спроектирована нами в рамках заложенных в проекте типологий, затем доработана и впоследствии произведена казанскими столярами.

 

АТРИУМ И ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Миша: Мы расчистили центральный атриум, чтобы он стал сквозным от площади Султан-Галиева к набережной Казанки. Из него можно попасть в современную библиотеку, расположенную на первом этаже, и классический зал, в который ты поднимаешься через парадные белые лестницы. Это такое церемониальное шествие к знаниям, к чему-то высокому, традиционному и монументальному.

Библиотека, расположенная в стеклянном объёме, просматривается со всех сторон здания. Люди с книгами находятся как бы в витрине. Здесь расслабленная атмосфера, есть музыкальный зал, неформальная мебель.

Классический читальный зал на втором этаже может быть оммажем сгоревшему комплексу ИНИОН РАН или библиотеке Аалто в Выборге. Это немного олдскул, но в то же время важное ядро библиотеки, благодаря которому ты ощущаешь величие книг и значимость себя рядом с ними.

В здании есть тихие пространства, где можно почитать в одиночестве, а есть изолированные закутки, где можно поиграть в настольные игры. Студия звукозаписи в библиотеке или площадка для театральных постановок — не самые очевидные решения в российском контексте, но это ещё один тип медиа, который может транслировать те же смыслы, но в другом формате. В читальном зале мы выделили транзитные зоны для проведения выставок, где можно показывать редкие книги или каллиграфические изделия.

Миша: Подвал здания полностью является служебным, сейчас там располагаются шесть отсеков книгохранилищ. Тут есть лифты, по которым можно беспрепятственно доставить книги прямо в читальный зал. Кроме того, завершается работа над пристройкой с восточной стороны, где будут дополнительные хранилища.

 

ДЕТСКАЯ ЗОНА

Оят: Для детей в библиотеке есть три разных пространства — для малышей, для детей до 11 лет и для подростков 12–18 лет. Последняя часть немного оторвана от основного пространства публичной библиотеки, потому что подростки хотят быть самостоятельными, это возраст бунта. Малыши хотят ползать, лазать, громко разговаривать, играть — этот зал предназначен для общего развития, групповых разговоров и более близкого взаимодействия. Зал для детей постарше больше, он связан с тихими активностями и оборудован компьютерами и игровой лестницей в форме квазиамфитеатра, где дети могут почитать, поболтать или просто прилечь.

Во всех трёх пространствах очень важна звукоизоляция, чтобы одна возрастная группа не мешала другой. При этом эти зоны спроектированы так, чтобы родители могли оставить там детей и заняться своими делами в основной части библиотеки.

Миша: Лестница в детской комнате получилась немного «эшеровской»: по ней можно подниматься и спускаться одновременно. Она примыкает к фасаду старого здания, и мы хотели, чтобы этот элемент интерактивности был максимально близок тактильному ощущению от песчаника на стене. Сама лестница выполнена в дереве казанскими мастерами столярного дела, и в бессознательном ребёнка, возможно, остаётся ценность использования натуральных материалов.

Нам было важно не захламлять пространство кодами, которые быстро считываются. Книга не кричит о себе, только читатель может разгадать её замысел, — архитектура тоже должна успокаивать и давать возможность размышлять и открывать для себя что-то новое.

В то же время в вестибюле расположена световая инсталляция авторства Роберта Хасанова, Ильи Файнберга, Людмилы Забрусковой и Юлии Турановой, которая отражает все элементы местной письменности и транслирует тему национальной идентичности. Это позволило нам сделать архитектуру более сдержанной.

 

ЧТО ЗНАЧИТ ПРОЕКТ ДЛЯ БЮРО

Миша: Мы нарочито избегаем слов «стиль», «красота», «современно» и «модно» применительно к архитектуре: эти определения редуцируют смыслы сильнее, чем хотелось бы. В этом контексте библиотека не сильно отличается от других наших работ, хотя это самый большой проект за пять лет существования бюро.

Увеличение масштаба является для нас странным и любопытным явлением, но разницы в подходе и восприятии действительно нет.

Основная сложность была связана с внутренними переживаниями: сроки сильно сжались из-за карантина, потому что многие материалы завозились из-за рубежа. Это была гонка, где мы старались не потерять основную нить идеи в той действительности, где что-то может не приехать вовремя, а что-то вообще не приехать.

1 / 16

2 / 16

3 / 16

4 / 16

5 / 16

6 / 16

7 / 16

8 / 16

9 / 16

10 / 16

11 / 16

12 / 16

13 / 16

14 / 16

15 / 16

16 / 16

У нас нет большого опыта работы за пределами Москвы, но, полагаем, мало где возможно реализовать такой большой проект в такие сжатые сроки. В Татарстане удалось — благодаря большому желанию, слаженной работе, высокому профессионализму и самоотдаче всех участников процесса: заказчика, проектировщиков (в первую очередь это «Татинвестгражданпроект»), генерального подрядчика, субподрядчиков, строителей и мастеров.

Когда ты видишь отклик посетителей, фотографии и посты в соцсетях, становится ясно, что все сложности и тяготы стоили того. Всё работает ровно так, как мы и предполагали: людям комфортно в новой библиотеке, они хотят туда возвращаться.

Фотографии предоставлены Национальной библиотекой Татарстана

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме