Страница не найдена

Арт-эксперимент: Какое искусство разрешит Москва

, Среда

Запах хлорки на Кропоткинской, послание внеземным цивилизациям от скейтбордистов и сады вместо строительных лесов.

Работы семи молодых художников должны появиться в Москве в этом году. До конца весны их можно увидеть на выставке «Расширение пространства» в  ГЭС-2, а затем, по плану, они должны отправиться на улицы города. Правда, велика вероятность, что там они примут иной вид: согласование с городскими властями неизбежно вносит свои коррективы. Как считают сами художники, сейчас они испытывают границы допустимого в Москве. Это большой арт-эксперимент, конечный результат которого не так важен, как процесс. Как перевернуть московскую реальность и при этом оставить в порядке психику горожан и властей, рассказали сами художники.

Соня Гимон предложила устанавливать на крыши вывески с высказываниями чиновников и архитекторов о жилищном строительстве.

1 / 3

Соня Гимон «Проживая в пропаганде»

2 / 3

Соня Гимон «Проживая в пропаганде»

3 / 3

Соня Гимон «Проживая в пропаганде»

В советское и досоветское время существовал особый способ украшения зданий, который практически забыт сейчас. На стены и крыши домов наносили лозунги, цитаты деятелей партии и даты постройки. Когда видишь подобные вещи, сразу можно понять, к какому времени относится здание, узнать что-то про его историю.

Сейчас на зданиях размещают только рекламные конструкции, и городской ландшафт может казаться обывателю однородным, хотя таковым, конечно, не является. Например, в доме напротив Кремля до сих пор люди живут в коммуналках. Предположить это, проезжая по Большому Каменному мосту, на который выходят его окна, невозможно. Чтобы заострить внимание москвичей на том, что находится вокруг них, и был придуман проект «Проживая в пропаганде». Под пропагандой имеются в виду точки зрения государства на жилое строительство, высказываемые в разные годы. Разместив их на домах, построенных согласно этим высказываниям, я хочу показать ценность каждого периода градостроительства, разделить культурные слои, из которых состоит московский городской ландшафт, сделать историю более наглядной.

Переделать ограду парка «Красная Пресня» в виде слов песни «Смело, товарищи, в ногу!» по проекту Арсения Жиляева планируется весной.

1 / 2

Арсений Жиляев «Смело, товарищи, в ногу!»

2 / 2

Арсений Жиляев «Смело, товарищи, в ногу!»

Думаю, что эта ограда вызовет у посетителей парка смешанные чувства. Статус советской истории сегодня проблематичен. Его рассмотрение возможно только в аспектах имперских завоеваний. Всё, что выходит за эти рамки, либо вытесняется, либо воспринимается в режиме ностальгии за столом с оливье. Но такого рода вещи, как мой проект, заточены на то, чтобы жить во времени. И значит нельзя исключать, что «Смело, товарищи, в ногу» переживёт сиюминутную политическую конъюнктуру.

Пресня до сих пор активно джентрифицируется. Совсем недавно к московскому культурно-производительному кластеру добавилась «Трёхгорная мануфактура» — завод, имеющий культовый статус для истории освободительного движения в России. К сожалению, сейчас такое время, что даже современное искусство не добавляет смазки памяти в жернова редевелопмента.

Буду считать успехом, если у нас получится сделать памятный знак о том, что когда-то Пресня была рабочей окраиной, во многом благодаря героизму местных жителей мир имел надежду на социальную альтернативу в XX веке.

Анна Кривцова придумала крепить к строительным лесам висячие сады летом и устраивать на них театр теней зимой. Переговоры о реализации проекта идут с несколькими площадками в Москве.

Анна Кривцова «Леса»

Мысли об использовании строительных лесов и вариантах вертикального озеленения города жили в моей голове в разных комбинациях и интерпретациях в течение нескольких лет. Некоторые идеи пришли в Берлине с его «садами на балконах», другие — в размышлениях о том, как в городах вертикальной архитектуры и высокой плотности застройки можно озеленить большую площадь, используя при этом минимальный участок земли.

Мой проект — это не провокационное и даже не концептуальное искусство. В практике городского планирования есть такой приём, как использование зелёных оазисов. Когда не хватает ресурсов на создание полноценных парков, градостроители озеленяют маленькие участки улиц, например угол на перекрёстке. Исследования показали, что такие оазисы дают психологический отдых горожанам, когда они просто наблюдают зелень и цветение. Примерно такого эффекта мне хотелось бы получить от летнего варианта моей инсталляции. Зимний же более театральный, здесь я жду эффекта неожиданности и погружения в мистическое, как в зимнем ночном лесу, когда при свете луны деревья и тени меняют форму и облик вслед за воображением.

Отвечая на распространённую критику про холодный климат в наших городах, хочу заметить, что дикий виноград встречается на зданиях и прекрасно зеленеет по весне и краснеет по осени. Стоит отказаться от необоснованных предрассудков и сделать эту практику более популярной.

Проспект в форме звезды может появиться в Москве по проекту Анастасии Рябовой. Правда, заметят новую улицу далеко не все горожане.

1 / 3

Анастасия Рябова «Звездный проспект-2»

2 / 3

Анастасия Рябова «Звездный проспект-2»

3 / 3

Анастасия Рябова «Звездный проспект-2»

Пока я точно не знаю, в каком виде 2-й Звёздный проспект появится перед жителями города и владельцами сооружений, через которые пройдёт. Наша задача — проверить, на какие уловки пойдут собственники и чиновники, лишь бы не связываться с чем-то таким, что нарушает их привычное представление о ходе вещей.

Впервые Звёздный проспект был проложен в Италии пару лет назад. В итоге это была дерзкая экспедиция: мы шли по улице, которую для себя наметили, что-то на ней для себя находили, у нас была своя система координат и символов. В Москве всё будет иначе. А в городе Ресистенсия (город в Аргентине — следующая стратегическая точка реализации проекта. — прим. ред.) и подавно все будет по-другому. Звезду как форму мы выбрали не случайно, а чтобы было смешнее. В общем, пока мы ведём поиски.

На данный момент, помимо прочего, мы заняты установкой строительного штаба — ведём мучительные переговоры об аренде земли для вагончика недалеко от 32-го километра МКАД. В штаб мы с моими студентами планируем приглашать разного рода экспертов, проводить занятия по узкоспециальным темам проекта. Мы не ставили перед собой принципиально благородных целей. Окажется ли Звёздный проспект — 2 полезным или вредным для горожан, станет ясно в перспективе.

Кирилл Савченков несколько лет вынашивает идею Музея скейтбординга, который хочет разместить в подземном переходе или на станции метро.

1 / 4

Кирилл Савченков «Музей скейтбординга»

2 / 4

Кирилл Савченков «Музей скейтбординга»

3 / 4

Кирилл Савченков «Музей скейтбординга»

4 / 4

Кирилл Савченков «Музей скейтбординга» (в рамках проекта «Пангея Ультима»)

Цель Музея скейтбординга не в музеефикации субкультуры, и само музейное пространство лишь один из способов донесения информации. Главная задача — рассказ про иной, возможно, эволюционировавший скейтбординг, в котором внимание перенесено на практики. Такой скейтбординг — это, скорее, метод понимания себя и существования в современной повседневности. Это инструмент для трансформации в среде обитания, в которой условия очень динамично меняются.

Музей позволяет рассмотреть скейтбординг как совокупность практик, в которой есть два основных аспекта. Первый — телесное чтение города и поиск скрытых смыслов архитектуры города. Он создаёт иную оптику понимания города, его структуры и ритмов. Второй — опыт ментального преодоления в себе боли, страха, гнева.

Метро и переходы — это варианты размещения музея, в которых меня интересуют скрытые пространства, где скейтбордист либо вовсе инороден, либо попадает туда случайно, например, чтобы спрятаться от непогоды. Там и может быть показано иное понимание скейтбординга.

Есть и третий возможный вариант музея, он связан с парком Победы. Это одно из старейших мест катания в Москве, и для нескольких поколений скейтбордистов оно связано только со скейтбордингом. Я разработал символическую схему, подобную тем, что были созданы для контакта космических аппаратов «Вояджер» и «Пионер» с внеземными цивилизациями. Подобное послание Музей скейтбординга может осуществить через архитектурное пространство парка Победы, в котором, вероятно, так и будут кататься следующие поколения скейтеров.

Валентин Фетисов предложил установить памятный знак бассейну «Москва» и воссоздать при помощи запаха и звука ощущения, сопровождавшие пассажиров метро на выходе со станции метро «Кропоткинская» в период с 1961 по 1991 год.

1 / 2

Валентин Фетисов «Памятный знак бассейну "Москва"»

2 / 2

Валентин Фетисов «Памятный знак бассейну "Москва"»

Я предложил установить памятный знак, в котором нет ничего визуального, чтобы не конституировать что-либо, а вызвать сомнение. Обычно монумент — это утверждающий элемент городской среды. Например, что был некий человек, и вот так он выглядел или вот здесь жил. А в этом проекте нет утверждения, что на этом месте должен быть бассейн или что бассейн — это памятник архитектуры. Я только надеюсь вызвать у людей вопросы или воспоминания: откуда здесь этот запах, должен ли он быть здесь, что он означает?

Конечно, меня интересует, как это будет отражено в СМИ. Мы знаем, что любая критика сложившихся отношений церкви и государства — острый вопрос сегодня, и место это само по себе исторически проблемное. Хочется узнать, возможна ли хоть какая-то дискуссия в рамках взаимодействия искусства с церковью, кроме запретов. Хотя, строго говоря, бассейн был на месте непостроенного Дворца советов, а не на месте храма. Для 1957 года это было важное решение — закрыть зияющий пустырь несвершившихся надежд почти сразу после смерти Сталина.

Будет ли проект реализован полностью или частично — сейчас ещё нельзя сказать точно. Пока мы работаем с Метрополитеном, который должен дать общее согласие, затем будем продумывать технические детали. В любом случае концентрация хлорки не будет превышать предельно допустимые нормы, поэтому проблем с аллергиками быть не должно.

Давид Эссейн хочет прочертить по городу синюю линию там, где под землёй протекает река Неглинная.

Давид Эссейн «Неглинная»

В городе очень мало навигационной информации. Идея проекта — полоса, помогающая ориентироваться в городе, пришла, ещё когда учился в МАРХИ. Ко мне приехал друг, который плохо говорил по-русски. Я долго пытался ему объяснить, как дойти до меня от Новослободской.

Изначально я планировал нарисовать линию толстым слоем краски, предварительно сняв два-три сантиметра асфальта. Но у нас в городе часто меняют асфальт, поэтому появились мысли сделать её из цветного прочного материала в виде плит, врезанных в асфальт.

Конечно, линия не будет соответствовать реальной ширине протекавшей в XIX веке реки, потому что для этого нам придётся снести много домов. Это, скорее, проекция реки на асфальт. И я не добиваюсь того, чтобы реку выводили из-под земли. По крайней мере в этом проекте об этом не думал.

По ходу полосы будут обозначены семь исторических точек. Также были мысли, что жители города смогут дополнять её своими точками, какими-то личными или историческими событиями о реке и городе, о которых мы не упомянули.

Это может быть мобильным приложением, с помощью которого выявляется история города. Зачем всё это нужно? Как говорил Джордж Оруэлл: «Тот, кто управляет прошлым, управляет будущим. Тот, кто управляет настоящим, управляет прошлым».

Выставку «Расширение пространства» можно посмотреть до 30 апреля в здании ГЭС-2 по адресу Болотная набережная, дом 15.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.