Страница не найдена

29.08, Люди

Архитектор Юлия Ардабьевская — о работе над баром «Вода»

В новой рубрике Strelka Mag просит молодых архитекторов, уже сейчас проектирующих площади, по которым мы гуляем, и бары, где мы проводим вечера, рассказать о своих проектах, отношении к профессии и будущему архитектуры в России. В первом выпуске — архитектор Юлия Ардабьевская.

 

образование

«Все спорят, каким должно быть современное архитектурное образование — и должно ли оно вообще быть. МАРХИ — это историческая модель. Чтобы туда поступить, ты должен безупречно рисовать гипсовые головы, хотя потом ты почти не занимаешься рисунком. Есть ли смысл в таком „медиа“ в современном мире?

Есть и противоположный подход. В современной системе европейского образования главным при поступлении становится собеседование и общее портфолио. Ты не должен уметь практически ничего, кроме разделения определённой системы ценностей и знаний. Если бы сейчас я начинала учиться с нуля, то, честно, не знаю, какую бы из них выбрала.

 

студенчество

Если разбираться, как я пришла из студенческой точки в то состояние, где я есть сейчас, то кажется, начало положил момент, когда у нас сложилась крепкая компания друзей ещё во время учёбы. Всё было по самонадеянной и самовлюблённой классике: тусовались в „Солянке“, считали себя очень модными, хотели поменять мир.

Как-то легко устроили лекцию Скуратова в МАРХИ ещё в 2009-м, дальше устраивали выставки. Мы называли себя „А6“ и очень заморачивались насчёт подарков друг другу. Как-то решили сделать нашему другу Гарри Нуриеву целый журнал — со съёмками, текстами, интервью. Я была там главным редактором. Мне кажется, именно эта готовность „принеси то — не знаю что“ в итоге и стала моей главной чертой.

 

Первый проект

Первый проект, который я сделала после института, — инсталляция кабинета Давида Саркисяна, которую в тот момент друзья Давида, Александр Саввич Бродский и Юрий Григорян, решили перенести на полное сохранение и регулярную экспозицию Музея архитектуры во флигель „Руина“.

В какой-то момент меня позвал Григорян и рассказал, что „Меганому“ нужен архив, сайт, новое выстраивание коммуникаций. Я параллельно тогда работала на трёх работах, в итоге всё оставила ради архива „Меганома“, которым до меня 15 лет никто не занимался.

 

Как появилось бюро saga

Нашей «Саге» чуть больше года – и по названию, и по структуре. Сначала вернулась Алина Квирквелия, после магистратуры в ETH в Цюрихе и New Normal, затем к нам присоединился Артём Стаборовский, после 10 лет работы в Меганоме. Мы очень разные, каждый со своим методом и бэкграундом, и это главная ценность. Вклад каждого создаёт общую синергию.

Мне нравится идея создания мифа — проектировать на границе магического реализма. Можно сказать, что я занимаюсь кино, состоянием, в котором человек должен оказаться. Поэтому мы называемся «Сага»: проект — это история, рассказанная через архитектурную форму.

Архитектура — это практика, ежедневная тренировка и дзен. Главное — выдерживать баланс, чтобы рутины не становилось больше. Когда такие моменты наступают, мы с партнёрами садимся и мечтаем о том, что действительно хотим сделать. Многие из этих идей потом воплощаем в наших проектах.

 

любимый Проект

Как архитектору мне намного интереснее прожить сложную и важную жизнь, чем построить конкретное количество квадратных метров. Мне хочется, чтобы архитектура была сильным сообщением, посылкой в будущее, такой, как, например, часовня Клауса. Простая форма, но внутри её заполняют, поджигают, съедают — и это дико круто.

 

Чего не хватает Москве

Когда я думаю про Москву, у меня возникает образ кладовки. Даже не выдвижные ящики как более совершенная система хранения, а просто полки, где никто не может убраться. И на этих полках друг за другом стоят разные, иногда даже противоречащие друг другу вещи.

Всё, что мы можем делать теперь, — это нежные перемены. Они должны происходить снизу, быть максимально молодыми и максимально некоммерческими.

Больше всего в Москве я люблю Милютинский переулок, а глобально — Хитровку и Басманный. Изоляция района железными дорогами очень хорошо его сохранила. А чего мне не хватает в Москве, так это „тайных садов“ — хочу организовать такой в своём переулке».

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме