Страница не найдена

​Алина Сапрыкина: Что такое музей московской минуты

, Среда

В начале сентября в Музее Москвы откроется юбилейная трехдневная конференция САМОС, тема которой «Память и миграция, город и его музей». Директор музея Алина Сапрыкина накануне события рассказала, как и зачем воспроизводить гигантский город в рамках одной институции.

Есть такое распространённое выражение — New York minute — отрезок времени, в который в таком большом, разнообразном городе чего только не происходит. Есть и другое значение этого выражения — скорость времени: «нью-йоркская минута» заканчивается быстрее. Быстротечность времени и насыщенность событиями типичны для любого большого города, и для Москвы тоже. С таким городом у его жителей возникают особые отношения, и даже время течёт для них по-другому.

Уловить, осознать город такой сложности, такого размера, как Москва, горожанину очень непросто. Даже коренной москвич, которому кажется, что он знает каждый переулок и легенды всех старых зданий, теряется, попав в район новостроек. Даже профессионалам — чиновникам или архитекторам — нелегко удержать в голове образ города целиком. И горожане постоянно ищут способы справиться с этой проблемой. Раньше люди хвастались тем, что помнят всю карту московского метро наизусть. Сегодня — что чаще отмечают свои передвижения по городу в Foursquare, чем их друзья. И то и другое — попытка на бегу справиться со сложностью города, удержать его в голове. Такие попытки могут быть более или менее удачными, но они должны быть упакованы в эти постоянно ускользающие московские минуты. Остановиться и осознать, почувствовать город в себе, и себя в городе — таких возможностей у нас немного.

Фрагмент выставки «Духовка и нетленка», посвященной искусству 1960-80 годов

Музей Москвы стремится создать место, в котором это возможно. В музее города все его минуты тщательно собраны, изучаются, осмысляются, отделяются друг от друга и объединяются в новых комбинациях. Музей города — это музей городского времени, пространства, истории, технологий, общественных отношений, экономики, природы, культуры и искусства, а также мифов, заблуждений, анекдотов, ошибок и успехов. Можно по-разному пытаться привести всё это бесконечное разнообразие к какой-то системе. Но важнее, чтобы сам музей становился пространством, попав в которое, человек задумывался о городе. Как попав на природу, задумывается о красоте, а на кладбище — о смерти. Выставки, лекции, книги, фестивали, научные конференции, неформальное общение — всё это должно создавать атмосферу, в которой на город направлено всё наше внимание, чувства и мысли.

Такие задачи ставят сегодня перед собой музеи многих городов. Создававшиеся обычно как хранилища документов и важных для города артефактов, они сегодня оказываются в непростой ситуации. Как музеи они редко обладают собраниями, которые могут конкурировать с художественными и историческими институциями. Последние обычно появлялись на основе королевских или аристократических коллекций, и городские коллекции не могут с ними сравняться ни в отношении финансов, ни в отношении вкуса. Но ни художественные, ни исторические музеи не могут посвятить себя городу на все сто, не могут реагировать на изменения в городе с такой скоростью, осмыслять его так глубоко и с таким разнообразием коллекции.

В Музее Нью-Йорка, например, сейчас проходит выставка, посвящённая «хип-хоп-революции»: культурным сдвигам 1970-1990-х годов, одного из самых тяжёлых для города периодов, но и одного из самых насыщенных событиями. Другая выставка — тоже о музыке: о взрыве интереса к фолку в 1950-х и 1960-х годах. Оба периода и оба музыкальных стиля — не только важные вклады Нью-Йорка в мировую культуру (хотя и не только ему одному принадлежит такая честь), но и важные фрагменты истории и идентичности города. Ещё живы ньюйоркцы, ходившие на концерты Боба Дилана, их дети гуляли с бумбоксами, из которых играли Grandmaster Flash и Rock Steady Crew. Многие улицы с тех пор изменились — Гринвич-Виллидж, Гарлем, и музыка звучит на улицах другая, но что осталось от тех времён? Слава? Дух свободы, по-разному проявлявший себя в 1960-х, в 1980-х и сегодня? Об этом и выставки, которые сопровождаются концертами, лекциями, кинопоказами. Сегодня всё это уже тоже часть нью-йоркской минуты.

1 / 4

Двор Музея Москвы. Каждое лето двор музея превращается в большую открытую площадку, где постоянно происходят фестивали, праздники, лекции и кинопоказы

2 / 4

Двор Музея Москвы. Каждое лето двор музея превращается в большую открытую площадку, где постоянно происходят фестивали, праздники, лекции и кинопоказы

3 / 4

4 / 4

Что входит в московскую минуту? Это непростой вопрос. Москва слишком долго не обращала на себя внимания, была скрыта от себя самой разными нарративами. Потом наступило время резких изменений в образе жизни, время ускорилось для одних, замерло для других. Город менялся, и теперь надо узнавать его заново и всем вместе строить его образ. Задача может звучать как очень лирическая, но это и работа с архивами, и дискуссии урбанистов о будущем города, и весёлые многолюдные фестивали, и публикации документов, и слушания по новым проектам, и, конечно, увлекательные выставки.

Вопросы, с которыми сегодня сталкивается Музей Москвы, близки не только ему — они важны для многих музеев городов. Десять лет назад был создан Комитет городских музеев, и каждый год представители этого объединения собираются на конференции. В этом году юбилейное событие пройдёт в Музее Москвы. Для институции со 120-летней историей это новый этап жизни. Кстати, как и для всей Москвы. На конференциях CAMOC обсуждались разные темы: что делать с наследием индустриальной эпохи, как музей города может повлиять на изменения социальной среды города, может ли музей города быть площадкой для диалога горожан и властей. Чтобы продолжить этот разговор, мы ждём всех у нас в гостях 2-4 сентября, но не только как посетителей, но и как собеседников, небезразличных к жизни и развитию такого сложного, но любимого города.

 

Фотографии предоставлены Музеем Москвы.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме