Страница не найдена

8 книг о масштабных реконструкциях городов

С XIX века европейские города решительно прощаются со своим средневековым прошлым. Разрушаются старинные крепостные стены, прокладывается канализация, расширяются проспекты — облик Парижа, Вены, Афин, Берлина и других крупных урбанистических центров меняется навсегда. Strelka Magazine выбрал восемь полезных книг о кардинальных реконструкциях городов, где нашлось место османизации Парижа, постройке помпезной Рингштрассе в Вене, дефортификации немецких городов, предвоенному советскому мифу и другим сюжетам.

 

Мишель Кармона. Haussmann: His Life and Times, and the Making of Modern Paris

Османизация Парижа — наверное, самая известная перепланировка крупной мировой столицы, которая нашла своё воплощение в реальности. К середине XIX века в Париже всё ещё оставалось достаточно урбанистических проблем, среди которых можно выделить узкие и грязные улицы, стихийную застройку, запутанную и труднопроходимую транспортную систему, отсутствие публичных парков, несовершенную канализацию, откуда нечистоты попадали прямо в Сену. Под покровительством Наполеона III (который после посещения Лондона не мог мириться с отсталостью французской столицы, а также хотел расширить улицы, чтобы проводить церемониалы и в перспективе усложнить строительство баррикад) талантливый администратор и префект департамента Сены барон Осман реализовал масштабную перестройку города, в ходе которой Париж во многом приобрёл свой сегодняшний облик. Биография Османа — не только рассказ о модернизации Парижа, но также характеристика политического и социального устройства Франции того времени, детальный разбор взлётов и падений «государственного» человека, которому удалось реализовать свои поистине впечатляющие таланты и планы.

 

ДжоАН ДЕЖАН. How Paris Became Paris: The Invention of the Modern City

И до Наполеона III французы задумывались об удобстве и репутации столицы. Исследователь французской культуры и литературы Джоан Дежан (Joan DeJean) рассказывает в своей книге о наиболее важных городских изменениях, в ходе которых средневековый город с крепостными стенами и отсутствующей канализацией превратился в мощнейший торговый и интеллектуальный центр с бульварами, ухоженными парками, пустыми мостами без нависающих с обеих сторон домов, а также с публичными пространствами, где у людей из разных слоёв общества был шанс выйти из привычного круга ради обмена опытом, идеями и последними новостями моды.

 

Наталья Броновицкая. Памятники архитектуры Москвы. Том 10. Архитектура Москвы 1933-1941 гг.

Качественно сделанное как в вопросах изложения материала, так и с типографической точки зрения издание, рассказывающее о сталинской градостроительной политике в эпоху создания и реализации генплана реконструкции Москвы. Город пышных особняков, доходных домов и деревянных окраин в это время приобретал совершенно новое качество — символа глобального проекта по перестройке человека, природы и всего мира. Отсюда — планы по созданию массивных фантастических сооружений, живительных зелёных поясов и желание соединить все крупные реки европейской части страны с Москвой-рекой. Утопия в итоге обернулась мучительным кошмаром, но её осколки во многом сформировали ту Москву, которую мы знаем и по сей день.

 

Рем КолхАс. Нью-Йорк вне себя

Архитектурная биография Манхэттена, написанная влиятельным теоретиком и архитектором, обладателем Притцкеровской премии Ремом Колхасом. Нью-Йорк у Колхаса — молодая столица мира, где вместо храмов торжествуют небоскрёбы, вместо религии чувствуется архитектура. Автор подробно рассказывает, как проходила зональная планировка города, каким образом его архитектурными доминантами стали небоскрёбы — массивные высотные здания, существующие по принципу «город в городе». Прогуливаясь по улицам престижных районов, он шаг за шагом описывает местные достопримечательности. В последних главах Колхас уделяет много внимания впечатлениям от Нью-Йорка Сальвадора Дали.

 

Томас Хэлл. Planning Europe’s Capital Cities: Aspects of Nineteenth-Century Urban Development

Книга стокгольмского исследователя искусства Томаса Хэлла посвящена ключевым планам по перестройке городов в XIX веке, большинство из которых было написано между 1850 и 1875 годами, когда рост уровня населения, технический прогресс и либерализация политики всё настойчивее стимулировали изменения во всех сферах человеческой жизни. В первой главе автор приводит короткую историю практики городского планирования, во второй — рассказывает о конкретных работах сразу в 15 городах, среди которых указываются Париж, Вена, Лондон, Хельсинки, Афины, Берлин и другие. В третьей главе Хэлл занимается сравнением перестройки различных городов. Точность информации, а также широта рассматриваемых примеров позволяют распознать общие тенденции и задачи в радикальных градостроительных практиках XIX века.

 

Эмиль Шорске. Вена на рубеже веков

Вена эпохи fin de siècle — комплексный культурный феномен, в котором оказались тесно переплетены политика, эстетика и психология. В начале XX века «лоскутная империя» на последнем издыхании консолидирует остатки былого величия, а её жители в предчувствии катастрофы упиваются изящными развлечениями и болезненной авторефлексией. Во второй половине XIX века ситуация ещё казалось иной — тогда в обществе сохранялись надежды на безболезненную либеральную модернизацию страны под контролем консервативной и мудрой монархии. Одним из символов этого проекта оказалось строительство окружной магистрали Рингштрассе, которая заняла место бывшей крепостной стены и была составлена из эклектичных помпезных зданий, практически у каждого из которых была своя архитектурная семантика. В одной из глав своей эталонной книги по интеллектуальной истории Австрии Эмиль Шорске рассказывает об архитектурной и политической перестройке Вены, а также об архитекторах, чьи воззрения в будущем повлияли на всю дисциплину — Адольфе Лоосе, Отто Вагнере, Готфриде Земпере.

 

Ева Берар. Империя и город: Николай II, «Мир искусства» и городская дума в Санкт-Петербурге 1894—1914

Книга французского историка-русиста Евы Берар рассказывает скорее о нереализованном плане и не случившейся застройке. Петербург у Берар — это социальное пространство, в котором сталкиваются интересы художников-новаторов с их амбициозными планами по преображению города и всего государства в целом, обречённых на провал министерских реформаторов, писателей и интеллектуалов, формирующих заманчивый и таинственный миф города, террористов, голытьбы и царской семьи. При этом Петербург начала XIX века остаётся местом урбанистической катастрофы, единственной крупной европейской столицей, которая всё ещё не знакома с канализацией и принципами зональности. Зато именно в это время в Петербурге распознали уникальный архитектурный ансамбль, выдающийся памятник классицизма.

 

Йара Минцкер. The Defortification of the German City, 1689-1866

Исследование принстонского профессора истории Йара Минцкера (Yair Mintzker) формально посвящено дефортификации немецких городов. На самом деле за скромным названием скрывается работа куда более глубокая, чем можно было предположить: Минцкер отлично ориентируется в политической и военной истории, а также в литературе и культуре рассматриваемого периода. Избавление от крепостных стен становится для него поводом поговорить об интересных и комплексных процессах, которые происходили параллельно со сломом традиционных порядков. Как и любое качественное историческое исследование, его повествование насыщено увлекательными деталями и историями — к примеру, во время наполеоновских войн французские войска осаждали города с каменными стенами, но не обращали особого внимания на «открытые» поселения, что в скором времени усилило тенденцию по уничтожению несовременных защитных укреплений.

Поделиться в соцсетях

По теме