Страница не найдена

29.10, Среда

5 способов спасти исторический центр от сноса

К реконструкции зданий в исторических центрах городов относятся по-разному. Для одних этот процесс кажется путём к капиталистической безликости, для других — способом превращения современного города в музей для туристов. Вспоминаем несколько примеров того, как сохраняют исторические центры по всему миру.

 

На страх и риск собственников

Распространённый способ реконструкции исторической застройки — благоустройство старого здания своими силами и, конечно же, за свои средства. Независимо от того, вкладываются собственные деньги или собранные с помощью краудфандинга, сложность такого метода заключается в неизбежных конфликтах с администрацией города и жильцами района.

Британский архитектор Амин Таха в 2012 году представил свой проект реконструкции дома на Клеркенуэлл-клоуз, где живёт и работает. Напротив жилого квартала расположена церковь Святого Джеймса. Она построена на месте монастыря, основанного ещё Оливером Кромвелем. Основой архитектурного решения Тахо стало использование нормандского известняка — материала, из которого строили средневековое аббатство в Нормандии в XI веке.

Источник: GROUPWORK / groupwork.uk.com

Таха сам выступил в качестве застройщика и вложил собственные средства в реконструкцию. Пять лет спустя, когда Таха завершил благоустройство, правоохранительные органы прислали уведомление о планирующемся сносе. В нём заявили, что реализованный проект не соответствует условиям, которые были заявлены изначально: вместо кирпичной застройки использован серый скалистый камень.

Стоимость дома на Клеркенуэлл-клоуз составляет 4,65 миллиона фунтов стерлингов. За снос обновлённого здания выступили и местные активисты, аргументируя своё недовольство тем, что архитектура Таха выглядит нелепо в историческом районе Ислингтон. Тем не менее профессиональное сообщество признало проект Амина Таха «архитектурным триумфом» и присудило скандальному дому несколько наград. В 2019 году, после долгой бюрократической войны, суд всё же принял решение не сносить здание.

 

отвага волонтёров

Источник: «Том Сойер Фест» / tsfest.ru

Часто активистам всё же удаётся отстоять исторические здания или даже центры. С недавних пор жители городов, заботящиеся о сохранении архитектурного наследия, стали активно принимать участие в фестивале сохранений исторической среды «Том Сойер Фест».

Фестиваль придумали в 2015 году в Самаре. Идея заключалась в том, чтобы силами волонтёров восстановить несколько деревянных домов, не имеющих статуса объектов культурного наследия. С того времени география фестивали расширилась, было отремонтировано около 60 домов в разных городах страны. Strelka Mag подробно рассказывал, сколько домов можно покрасить за одно лето и что для этого нужно.

Ещё один случай победы волонтёрского движения — остановка погрома в Боровске. В октябре там начался снос семнадцати зданий XIX — начала XX веков, которые находятся в аварийном состоянии, с последующей заменой их копиями. Однако после волны возмущений, которую спровоцировали телеканал RTVI, Telegram-канал «Архитектурные излишества» и активисты «Архнадзора», администрация отказалась от своих планов. Через несколько дней после сноса авторы и подписчики «Архитектурных излишеств» организовали в Боровске масштабную акцию по консервации зданий перед зимой.

 

Международная программа «дом за рубль»

«Дом за рубль» — всемирно известная программа, позволяющая арендовать или купить ветхое здание за символическую цену с условием его реставрации. В Европе подобный опыт давно получил широкое распространение. Распродажи ветхих исторических зданий и старинных замков активно проходят в Италии, Швейцарии, Германии, Франции, Чехии и других странах.

Программа уже стала частью массовой культуры: в 2018 году британский канал Channel 4 выпустил еженедельное шоу The 1 pound Houses: Britain’s Cheapest Street. Героями проекта стали люди, купившие дома в Ливерпуле.

В 2012 году «дом за рубль» стало возможным получить и в России. Условия отечественного проекта имеют свои особенности: старые усадьбы региональные власти сдают в аренду на 49 лет по ставке один рубль за квадратный метр. Обычно городские администрации заранее объявляют списки зданий, попавших в льготную программу, и анонсируют аукционы.

 

Сила джентрификации

Джентрификация спасла от сноса многие исторические районы. Классический пример — Лондон. Считается, что цены на жильё в бывших бедных районах города, например Ист-Энде, Кадмене, Бейсуотере, теперь приемлемы только для богатых.

Ноттинг-Хилл. Источник: phaustov / istockphoto.com

Так, Ноттинг-Хилл, который называют самым джентрифицируемым районом Великобритании, совмещает викторианские постройки ХVIII века и модные бары, галереи, салоны красоты. Архитекторы пытаются максимально адаптировать современный дизайн под историческую застройку района. Вот, например, крыша дома, спроектированная Gianni Botsford Architects. Ее изготовили из медных пластин в Доломитовых Альпах. Воронкообразная форма конструкции с окном посередине пропускает солнечный свет.

Источник: giannibotsford.com

Аналогичный процесс происходит в Канаде. В Торонто существуют 83 «зоны улучшения бизнеса» (BIAs), реконструкция которых призвана оживить местную экономику. Авторы проекта изучают состав населения каждого района и учитывают особенности жизни людей.

Источник: Nicoleb62 / pixabay.com

В районе Дистиллери, историческом районе Торонто, в XIX веке находился крупнейший центр производства алкоголя во всей Британской империи. В XX веке местная промышленная зона была заброшенной. Сегодня район притягивает всё больше и больше молодёжи. В викторианских постройках Дистиллери располагаются арт-пространства, бутики, экзотические кофейни и рестораны.

 

рука государства

Источник: Studio Libeskind / Hufton+Crow Photography / libeskind.com

Городские власти зачастую решают проблему с ветхими зданиями радикально: их просто сносят. Однако встречаются случаи удачной интеграции исторической застройки, инициированные администрацией города.

Среди них — здание военно-исторического музея в Дрездене. Оно было построено в 70-х годах XIX века, но концептуально преобразилось в 2011-м. Победителем архитектурного конкурса стал американский архитектор Даниэль Либескинд, предложивший проект в стиле деконструктивизма. «Я хотел воплотить дерзкое нарушение, тотальную дислокацию, проникнуть в исторический арсенал и создать новый опыт. Архитектура привлечёт внимание общественности к проблеме того, как организовано насилие, как переплетаются война и судьба города», — говорит Либескинд, раскрывая идею постройки.

Источник: Studio Libeskind / Matthias Kunde / libeskind.com

Музей рассекает полупрозрачная металлическая структура, которая будто врезается в дом. Во время бомбардировки город сровняли с землёй — музей находится в единственном сохранившемся здании. В это же время сама конструкция направлена под тем углом, под которым ориентировщики подавали сигналы для бомбардировки. Когда же человек заходит внутрь музея и смотрит из окна, то сам город неожиданно становится восстановившимся после бомбардировки экспонатом. Реконструкция здания обошлась госбюджету в 85 миллионов долларов.

Ещё одна необычная история участия властей в реконструкции произошла в Гонконге. Местная администрация подарила вторую жизнь 170-летнему полицейскому участку: старая тюрьма превратилась в центр искусств Tai Kwun. Это одна из самых больших реконструкций города, длившаяся 12 лет. Шестнадцать бывших полицейских, судебных и тюремных зданий превратили в музей, посвящённый истории Гонконга во времена британского колониального господства.

Источник: taikwun.hk

На реализацию проекта выделили рекордные для города 500 миллионов долларов. К участию в реставрации были привлечены многочисленные эксперты, а архитектурную концепцию постройки разработало швейцарское бюро Herzog & de Meuron. Открытие состоялось в 2018 году.

Архитекторы полностью отреставрировали здания бывшего тюремного комплекса и возвели два новых — выставочный зал JC Contemporary и пространство для лекций и кинопоказов JC Cube. Фасад новых отделан переработанным литым алюминием. Здания связывает друг с другом крытая лестница, на месте которой была тюремная прачечная. Сейчас лестница служит ещё и площадкой для театральных и музыкальных перформансов.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме