Отменить прописку и снести новостройки. Главные выступления исследователя Вячеслава Глазычева о городских конфликтах

Вячеслав Леонидович Глазычев (1940–2012) — исследователь и специалист по развитию городской среды. Он переводил зарубежные работы и сам был автором научных трудов и десятков книг, включая «Урбанистику», которая стала настольным пособием для всех, кто изучает город и хочет разобраться, как он устроен. Собрали пять видео с рассуждениями профессора о городе.

В последние годы Вячеслав Леонидович преподавал в Московском архитектурном институте, был членом Общественной палаты, активно участвовал в телешоу, читал публичные лекции и рассуждал на самые разные темы, главной из которых оставался город. Одни опасения Глазычева актуальны по-прежнему, а некоторые градостроительные ошибки, о которых он открыто говорил, уже начали исправлять.
 

Битва за публичное благо

В 2010 году, задолго до обострения борьбы горожан за сквер в Екатеринбурге, спасения деревянных домов в Боровске и выступлений против реконструкции дома Булошникова на Большой Никитской, символом городского протеста были «Кадаши» — историческая слобода в Якиманке. Застройщики хотели оставить церковь, но постройки вокруг неё начали сносить, после чего горожане вышли на улицу, чтобы остановить стройку. Тогда ещё не было понятно, чем всё завершится, но Глазычев считал, что поражение протестующих было бы катастрофой.

«Попытка признать, что церковь есть, а всё остальное неважно, несущественно. Инвестиционным проектом окружить всё это, загородить забором, превратить в маленькую игрушку внутри мощного торгово-развлекательного центра — всё это переполнило чашу терпения [активистов]. С начала 80-х годов не было такого яростного противостояния».

Саму ситуацию, когда горожане встают на защиту не своего дома или двора, а за общественное благо, он считал знаковой для городской жизни. «В Москве не так много мест, где сохранились характеристики некоторого целостного ансамбля», отмечал Глазычев. По его словам, исправлять ошибки градоначальников и девелоперов придётся с помощью динамита, выкупая и снося дома.

 

Почему не строятся новые города

Бизнес идёт к людям, а не наоборот. «Новые производственные мощности будут использовать ресурсы уже существующих городов, поэтому придётся заниматься их развитием», говорил Глазычев. Для создания крупных поселений, по его мнению, в России «не хватит людей» из-за демографической ямы. А соблюдение экологических требований, как и вообще строительство города с нуля, требует колоссальных затрат.

Глазычев отмечал, что даже в хрущевское время жилья строилось крайне мало. Большую часть жилого фонда в России он называл абсолютно не пригодной для жизни в современных условиях. По его словам, советские дома являются неэнергоэффективными. Другая претензия к советскому жилью – отсутствие уюта и комфорта. По мнению Глазычева, мы будем вынуждены замещать эти дома или строить жильё на новых участках.

«Города используют всякую новую оказию вроде Олимпийских игр, чтобы сделать качественный рывок. Строить не так высоко и достаточно плотно, но при этом иметь массу зелёного пространства, компактные, человеческого габарита площади, маленькие улочки. Там, где человеку хорошо, где ему сомасштабно».

 

зачем отменять прописку

Унаследованная от Советского Союза система, названная «регистрацией» вместо «прописки», должна быть реформирована, считал Глазычев. В СССР не предполагалось, что у человека может быть собственность. Сейчас это право есть, поэтому, говорил профессор, первым ключом к отмене регистрации по месту жительства является налог на собственность, а вторым — налог, который платится по месту работы. По мнению Глазычева, эти обязательные выплаты освобождают человека от штампа с адресом в паспорте.

«Если я собственник, то, простите, от того, что я переместился на 400 километров или в другую страну, я не перестал быть собственником. И я плачу налог с этой собственности».

 

Можно ли противопоставлять города и деревни

«Собственно городской культура становится тогда, когда появляется городское сообщество», утверждал профессор. Университетская культура задавала тон городской. Главным отличием городов, по мнению учёного, является многообразие и свобода выбора. В современной России обеспечить городскую культуру можно только в городах с численностью населения от полумиллиона человек, считал он. Появление признаков городской культуры в малых городах он называл счастливым исключением и перечислял, в каких российских городах, по его мнению, такая культура зарождается.

«Если говорить очень жестко, то никакой другой культуры, кроме городской, не существует. Потому что и деревня создана городом для нужд города, в России уж точно. Поэтому деревенская культура, как правило, это всегда второе-третье издание культуры городской. Как дымковская игрушка является копией дрезденского фарфора, а узоры на избах являются отражением карнизов барских усадеб».

 

Почему современные архитекторы остаются неизвестными

Глазычев читал лекции студентам Московского архитектурного института и учил их не строить иллюзий, что они окажутся в одном ряду с Захой Хадид. По его мнению, после расформирования Академии архитектуры и борьбы с излишествами строители и инженеры-строители заставили архитекторов уйти на задний план. В результате такого вытеснения, профессионализм теряется, признавал Глазычев, призывая начинающих архитекторов много строить и проектировать.

«Прорвётся 1 из 150. А остальные, честно говоря, будут зарабатывать на корочку хлеба с маслом чем угодно: собственно в архитектуре на подхвате, в театральном дизайне и декорациях, в костюме, моде, веб-сайтах. С ремеслом не пропадёшь».

Больше записей можно найти на сайте и Youtube-канале профессора.

Нашли опечатку или ошибку? Выдeлите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Поделиться в соцсетях

По теме